Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Бессрочная стачка на «Русале» в Гвинее, или неоколониализм по-русски

Квітень 11, 15:42, 2012

Около 5000 работников завода «Русал-Фригия» уже неделю продолжают забастовку. В центре их требований – повышения зарплаты и улучшение условий труда. Но российское руководство предприятия по всей видимости не расположено вести переговоры, и предприятие перестало отгружать боксит.

Годовая производительность минерала – 800 тыс. тонн. (http://www.rfi.fr/emission/20120411-guinee-greve-travailleurs-usine-russe-rusal-friguia)

Работники алюминиевого предприятия «Фригия», расположенного в примерно сотне километров от гвинейской столицы Конакри, полны решимости продолжать свое забастовочное движение, начавшееся в среду на минувшей неделе, вплоть до полного удовлетворения своих требований, направленных на улучшение условий жизни, сообщили агентству «Синьхуа» в воскресенье профсоюзные источники. Прекращение работы было запланировано на 4-дневный срок, но, как заявил представитель, пожелавший остаться неизвестным, оно может быть продлено на «неограниченный срок».

Ситуация полностью парализовала предприятие и остановила производство. Трудящиеся настаивают на повышении своих заработков, которые они называют «смехотворными», с учетом дороговизны жизни в стране.

Компания «Русал» в коммюнике, выпущенном после начала стачки, охарактеризовала забастовку как «незаконную». Она ссылается на «нарушение трудового кодекса», поскольку Суд по трудовым вопросам Конакри отдал 28 марта 2012 г. предписание, предложив членам профсоюза «воздержаться от любой забастовки».

Предприятие «Фригия» было куплено в 2006 г. российской компанией «Русал», благодаря контракту, стоимость которого, согласно официальным источникам, оценивается в 19 млн. долларов США. (http://www.lejourguinee.com/index.php?option=com_content&view=article&id=7130%3Aguinee-une-greve-continue-de-paralyser-les-activites-de-lusine-dalumine-de-friguia&catid=19&Itemid=33&lang=)

Уже несколько дней обитатели алюминиевого поселка Фриа живут в ритме социального кризиса, в котором столкнулись работники компании и ее представители. Как настоящий морской змей, этот кризис вышел на поверхность теперь, хотя разразился под сурдинку еще в декабре. Если верить профсоюзным лидерам, которые ведут «фронду» от имени трудящихся, решение начать забастовку стало следствием констатации факта, что российские ответственные лица и не помышляют о поисках действительных решений разносторонних проблем работников. Со своей стороны, российские хозяева, ссылаясь на положение мировой экономики, особенно ударившее по алюминиевой отрасли, заявляют, что не в состоянии удовлетворить требования работников. Попытки посредничества со стороны инспекции по труду провалились, и стороны должны предстать вечером во вторник перед судом по трудовым вопросам в Мафанко.

В первый раз профсоюз «Русал-Фригия» предупредил о забастовке еще в декабре. Тогда руководители предприятия потребовали от профсоюзников отложить лозунг забастовки, в ожидании лучших времен для компании. Прошли 3 месяца, но повседневная жизнь трудящихся не испытала никаких улучшений, говорят ответственные лица профсоюза. Они заявляют даже, что у них самые плохие условия жизни и труда из всех работников горнодобывающей отрасли в Гвинее. В результате 19 марта они издали второе предупреждение о забастовке.

Однако ответственные лица предприятия не обратили на него особого внимания. И скорее уклонялись от переговорного процесса, начатого под эгидой генеральной инспекции по труду. Параллельно началось противоборство между профсоюзными лидерами и российскими хозяевами на фоне словесной пикировки в СМИ. Прижатые спиной к стенке, поскольку стачка начиналась 4 апреля, руководители предприятия обратились в суд по трудовым вопросам в Мафанко. Суд вызвал профсоюзных лидеров на этот вторник. Согласно последней информации, к судье намерена явиться большая делегация работников. Такая мощная мобилизация трудящихся имеет целью продемонстрировать их единство вокруг профсоюзных лидеров, поскольку предпринимаются усилия с тем, чтобы посеять несогласие в рядах бастующих.

Следует добавить, что мнения относительно мотивов этого вызова в суд расходятся. Согласно некоторым источникам, делегаты вызваны поскольку руководители «Русал-Фригия» обвинили их в оскорблении политических властей страны.

Повод, однако, мало связан с социальным кризисом как таковым. Другая привилегированная версия – это миссия по примирению, которая также входит в прерогативы суда по трудовым вопросам. (http://www.guineeconakry.info/index.php?id=118&tx_ttnews[tt_news]=11274&cHash=988377925c4b9f53e1b5c30a3f1cc112)

Работники «Русал-Фригия» рассказывают об условиях жизни и труда

Мамаду Диалло Диан, железнодорожный отдел:

«Я работаю на «Русал-Фригия» с 1997 года. Здесь мы работаем в очень сложных условиях, очень трудных и плачевных. Мы много раз боролись за улучшение этих условий, но, к сожалению, вынуждены констатировать, что вещи не слишком меняются. Всякий раз мы поднимаемся, добиваясь удовлетворения от работодателя, но, к сожалению, почти никогда не получаем его. Условия труда только ухудшаются, начиная с оборудования. Рабочий по существу не получает своего снаряжения вовремя. Безопасность и гигиена не соблюдаются. Надо сказать все, как есть. Такова реальность. Кроме того, состояние здоровья. Сегодня, когда вы идете в больницу, трудящийся и его семья не получают необходимой помощи. С жильем дело еще хуже. Сегодня вы обнаружите, что большинство трудящихся ютятся в ветхих зданиях дополнений. Нам плохо платят,  зарплата очень низкая. Мы потеряли много достижений. Магазина вообще нет. Были и другие льготы, которых у нас больше нет. Учитывая все это, учитывая все эти факторы и проблемы с оборудованием, которые, вероятно, будут только нарастать, потому что запчастей уже нет, мы и попали в нынешнюю ситуацию»

Барри Кабине, оператор в энергетической группе

«Вы спрашиваете меня о нашей жизни и работы. Все, что я могу сказать вам: мы работаем в тяжелых условиях. Наш хозяин не соблюдает ни одно из своих договорных обязательств. Если взять пример из области техники безопасности (…), вы можете остаться на два года без техники безопасности, если выражаете озабоченность по поводу безопасности работников . Или взять мыло, с которым моют руки. Кусок мыла, который ничего не стоит – но уже более семи месяцев как не было мыла для мытья рук. Я приведу вам пример правовых норм, того, что определено законом: я имею в виду систематические медицинские осмотры работников; их не было уже не менее трех лет, не было систематических осмотров. За предыдущие два года мы потеряли более двадцати работников; такого здесь никогда не было. Просто потому, что о людях не заботятся.  Вот ты сегодня заболел, идешь в больницу, ищешь хоть одну таблетку и не можешь найти. Трудящиеся должны сами заботиться обо всем из собственного кармана. Я могу перечислять наши трудности без конца. Что касается поселка, я жил там в прошлом году. В принципе, я должен был просто придти с моим багажом, но я заплатил более семи миллионов, чтобы жить в доме. Я не должен был этого делать, это должна была сделать компания»

Альфа Диалло, генеральный секретарь субподряда:

«Мы организовали забастовку с требованием улучшения условий жизни рабочих субподряда. Короче говоря, всех работников «Фригии». Субподряд, о котором я говорю, включает все виды профессиональной деятельности в автономном порту в Конакри. У нас есть все обязанности, но нет никаких прав. Нет права на уход, нет права на Национальную кассу социального страхования. Есть люди, которые более сорока лет работают на субподряде, они никогда не выйдут на пенсию. Работник на субподряде используется, пока не будет изношен. Когда он умирает, его заменяют другим. Если он больше не может, его оставляют дома. Он не имеет никаких прав, но всю плохую работу на этом заводе делают работники на субподряде. К тому, же что это за зарплата? Нет ни одного работника на субподряде, который получал бы 700 или 800 тысяч гвинейских франков. Хотя мы в прошлом году показали, что могли бы получить эту сумму. В нормальных условиях на этом предприятии не должно было быть 3 профсоюзов. Но требовать права, нужно, чтобы было так. Они разделили завод на три сектора. Есть те, кто работают на саму компанию, то есть «Русал-Фригия». Они (русские) сами создали свою собственную фирму, которую они называют EMF (фирма по обслуживанию «Фригии»), а также местный субподряд. Местный субподряд насчитывает 22 предприятия с 1747 рабочими”.

Камано Альсени, работник на субподряде:

“Мы начали эту забастовку, чтобы потребовать лучших условий жизни. Вы знаете, мы здесь разделены на три группы. Есть группа работников самой компании «Фригия», EMF и местный субподряд. Что касается меня, я на субподряде; наши жилищные условия не улучшились. Мы не получаем медицинской помощи. У нас нет никаких премий. Мы подвержены постоянной опасности. Сейчас некоторые из наших коллег лежат в частных клиниках, хотя у них нет средств. Нам очень мало платят. С учетом стоимости жизни, мы действительно сталкиваемся с большими проблемами. Цены на рынке растут день ото дня. Мы работаем в очень сложных условиях, мы работаем с кислотой. Среди нас есть те, кто потерял зрение. А когда ты идешь в больницу, они говорят тебе, что не обслуживают работников на субподряде. Мы же делаем одну и ту же работу. Мы вместе поднимаемся и спускаемся. Я спрашиваю: почему такая дискриминация?”

Манасаре Франсуа, отдел шахт и карьеров:

“Мы работаем на производстве. Это мы обеспечиваем производство от рудника до порта Конакри. Мы лишены всех наших преимуществ: во-первых, у нас нет доступа в больницу. Мы даровый рабочий скот. Русские создали EMF и тем, кто там работают, платят больше, чем нам за ту же работу».

Лама Мориба, помощник инженера по электромеханике:

«Я приехал во Фриа в октябре 2007 года, электрик по профессии. О наших русских партнерах я могу сказать, что это самые плохие партнеры, которые только знал город Фриа за всю историю этого завода. Мой отец работал на этом заводе, а сейчас на пенсии. Он проработал тут не меньше 35 лет. Я родился в Фриа и я вырос здесь. При французах «Фригию» знали все горнодобывающие компании. И прежде всего, это был первый алюминиевый завод на африканской земле, и самый крупный в Гвинее. При французах все работники имели крышу над головой, начальники отделов имели средства передвижения. Выплачивались премии. Выплачивались пособия по болезни. В тяжелых случаях людей отвозили лечиться в Европу. Американцы, которые пробыли во Фриа недолго, по крайней мере, смогли сохранить то, что оставили французы. С приходом русских, все покатилось вниз по всем фронтам. И в области медицинского обслуживания, и в транспортировке работников, и в поселках. Что касается поселков, скажу больше: здания обветшали, почти вся канализация забита. Поселки больше не выделяют средств на ассенизацию.

К счастью, французы обучили на заводе рабочую силу, они обучили рабочий класс. С тех пор, как русские здесь, ни один человек не получил стипендии на обучение на срок более  одного месяца. Ни один работник «Русала» не проводит больше месяца вне компании. В лучшем случае, две недели или месяц. При французах это составляло минимум 2 года. Русские считают такое обучение ненужным. Они никогда не делятся своим опытом, но скорее хотят навязать трудящимся свою «коммунистическую» систему”

http://www.guineenews.org/articles/detail_article.asp?num=201249121940

Источник

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви