Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Самоубийство в Корее причислили к производственному травматизму

Грудень 26, 21:43, 2013

Южнокорейский суд вынес «историческое решение, признающее стресс от работы в качестве причины самоубийства». Путем «психологической аутопсии» эксперты выделили причинно-следственную связь между объемом работы и принятием человеком решения совершить самоубийство.

«Психологическое вскрытие» — это процесс, который пытается выяснить причину суицида путем опроса и допроса членов семьи и коллег, а не просто изучения документов.

Девятый административный суд Сеула устами судьи Пак Хюн Нама объявил 22 декабря о решении судебного дела в пользу членов семьи государственного служащего по апелляции, возбужденной против Пенсионного Фонда Работников Госслужбы (GEPS), с требованием выплат льгот по случаю потери кормильца после того как служащий Ким покончил жизнь самоубийством из-за стресса на работе. Приговор отменил первоначальное постановление, которое не признавало смерть несчастным случаем на производстве.

Ким, которому было 44 года на момент его смерти, был сотрудником Пусанской региональной налоговой службы. В сентябре 2009 года он был назначен руководителем нового отдела для анализа данных налоговой проверки.

Анализ данных — это трудная работа даже по стандартам налоговых органов. В отделе должно было насчитываться семь работников, но трое из них фактически там не работали потому, что они должны были закончить свои прежние обязанности на старом месте. Ким просил кадровой поддержки, но его просьба была отклонена.

Управляя отделом в сочетании с другими своими обязанностями, Ким начал регулярно работать сверхурочно. Семья и друзья сообщили, что он начал говорить о чувстве «смертельной усталости от всей работы» примерно в то время. Он также начал проявлять признаки депрессии.

Его разочарование усугубилось, когда в ноябре его не продвинули по службе. Позднее в том же месяце он выбросился из окна своего дома. В кармане его была записка о том, что он решил покончить с жизнью из-за связанного с работой стресса и просит «лучшего обращения с работниками на незначительных должностях.»

Семья Кима просил выплаты пособия его наследникам из пенсионного фонда, но госслужбы постановили, что самоубийство не было несчастным случаем на производстве. Семья ответила судебным иском .

В суде первой инстанции судья попросил врача оценить психическое состояния Kима на основе данных из полицейского расследования и собственного расследования налоговой инспекции после самоубийства. Врач сказал, что «причиной депрессии является конституционная слабость личности» и что невозможно заключить была ли у Кима «конституционная слабость». Основываясь на этом заявлении и других доказательствах, суд постановил, что нет причинной связи между условиями работы Кима и его смертью.

На апелляции семья попросила еще одну экспертизу. Суд согласился, и «психологическая аутопсия» была выполнена Мин Сон Хо, профессором отделения психологического здоровья департамента здравоохранения Медицинского колледжа Вочжу Йонсейского университета и директором Центра укрепления психологического здоровья города Вончжу.

Вместо того чтобы сосредоточиться только на документах Мин, 51 год, провел три месяца, стараясь разыскать следы причины самоубийства в ходе интервью с женой Kима, его детьми и коллегами.

«Никаких генетических причин для самоубийства Кима не выявлено», — пишет Мин в своем анализе. — «Так как никакого физического вскрытия не проводилось, не было возможности для выявления каких бы то ни было нейробиологических факторов. Можно сделать вывод, что он совершил самоубийство из-за сочетания психологических факторов — отчаяния и депрессивного расстройства и социальных факторов — разочарования по поводу продвижения по службе, иррациональных реорганизаций и чрезмерной нагрузки».

В прошлом месяце Мин выступил в суде, где он провел два часа, отвечая на вопросы семьи, GEPS и судьи по целесообразности процедуры анализа и доверия к его мнению.

Суд окончательно постановил, что заключение эксперта уместно и заслуживает доверия. На основе заключения и других доказательств он признала наличие причинной связи между служебными обязанностями Кима и его самоубийством.

«Трудно определить настоящую правду, рассматривая заключения, которые опираются на одни только документы», — сказал судья Пак. — «Нам необходимо срочно ввести в практику «психологическое вскрытие» как способ преодоления ограничений существующего подхода экспертизы и точного определения причин самоубийств.»

(Прим. переводчика — южнокорейские товарищи рассказывают, что весьма распространенным явлением в Южной Корее является «кароси» — смерть от перерабатывания на рабочем месте. Только по официальной статистике «кароси» является причиной смерти около 700 южнокорейцев в год. В действительности их число составляет несколько тысяч. Сейчас мы готовим материал об условиях труда южнокорейских почтовых служащих — совсем недавно от «кароси» там скончались 2 молодых почтальона, чей рабочий день в напряженные периоды вроде рождественского доходил до 15 часов.)

Источник

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви