Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Китайские рабочие-мигранты

Липень 16, 13:16, 2011

libcom, перевод Евгения Бузева

Лики миграции

Еще до начала реформ в 1978 году, социалистический Китай пережил несколько миграционных волн. В начале 1950-х миллионы крестьян переселялись в города в поисках работы на новых государственных предприятиях. Поначалу промышленность действительно испытывала необходимость в дополнительных рабочих руках, но после появления массовой безработицы и перебоев с питанием в середине 50-х, правительство Китая ввело жесткую систему регистрации («хукоу»). Система «хукоу» ограничивала мобильность большинства китайцев, оставляя их в деревне на протяжении последующих десятилетий. Распределение питания и других ресурсов было привязано непосредственно к месту регистрации. Лишь незначительному числу китайцев было разрешено жить в городах, пользуясь достижениями социалистического государственного планирования.

Однако миграция на этом не закончилась. Голод периода “большого скачка” (1958-62) вызвал большую волну миграции. А в 1960-х и 70 миллионы крестьян были направлены в города, на выполнение низкооплачиваемых и опасных работ на государственных предприятиях. Эти мигранты были заняты лишь временно и должны были вернуться в деревню, после окончания работ. Во время своего пребывания в городе они по-прежнему были исключены из социальных пособий городских рабочих ( знаменитая «чашка риса в день»).

Первой крупной миграционной волной после начала реформ были «возвращенцы». В 1960-х и 1970-х миллионы молодых людей были отправлены в деревню после Культурной Революции “учиться у крестьян”. Партия хотела, вытолкнув их из городов, взять под контроль социальный подъем периода «Культурной революции» и, заодно, снизить уровень безработицы в городах. После 1978 года многие из этих мигрантов, успешно боролись за возвращение в города. Многие из них работали в государственной промышленности, а другие, став наемными служащими, приняли участие в борьбе за отмену запрета частного предпринимательства. Они становились уличными торговцами или работали в муниципальных службах.

В начале 1980-х новый поток части сельского населения в города начался в результате ряда социологических и демографических факторов. Одним из результатов коллективизации и повышения продуктивности сельского хозяйства стало появление «избыточной рабочей силы в сельской местности». Между тем, появление «Особых экономических зон» и расширение государственных предприятий требовали привлечения дешевой рабочей силы. Когда в конце 1980-х годов и особенно в начале 1990-х годов увеличились государственные инвестиции во многих проектах в области инфраструктуры и городского строительства, а иностранные инвесторы принялись вкладывать деньги в китайские промышленные предприятия, миллионы китайцев (в основном молодежь) покинули деревню, чтобы найти работу и в городах. В то же время они тянулись к волнующей атмосфере городской жизни, к «обществу потребления», которое пришло в Китай вместе с реформами. Однако и по сей день «новые рабочие» не стали полноценными, юридически оформленными, горожанами. Хукоу-система, разделив всех китайцев на городских и сельских жителей, все еще действует. Тому, кто хочет отправиться из деревни в город сегодня необходимо подать заявление на временную работу и получить разрешение на проживание. Это разрешение обычно дается на один год. Такие рабочие-мигранты называются «мингонг» , «крестьяне-на-работах». У них нет тех же прав и возможностей, что и у владельцев постоянной городской прописки, они не могут обращаться во многие социальные служба города.

Мигранты в цифрах

Точное количество всех мигрантов, остается неизвестным. Даже в правительственной газете China Daily данные разнятся от 150 миллионов ( или 11,5 процента населения, что почти вдвое превышает показатель 1996 года) – до 200 миллионов (28.11.2006). Согласно статистике 2005 года численность городского населения Китая составляет около 560 миллионов – в их числе «мингонг» и их семьи, которые проживали в городе более полугода -, то есть около 43 процентов из 1,3 миллиарда жителей Китая. 358 миллионов имеют городское « хукоу», 949 – сельское. Это значит, что около 200 миллионов китайцев, не имеющих городской прописки, остаются в городах. (За точность этих цифр нельзя поручаться, поскольку далеко не все мигранты регистрируются официально).

Государственная Комиссия по народонаселению и планированию семьи, приводить данные о том, что в стране по-прежнему существует «излишек трудовых ресурсов», от 150 до 170 миллионов человек в сельской местности (China Daily, 18.01.2007). Таким образом, миграция в города будет продолжаться, и армия трудящихся-мигрантов продолжит расти. Правительство должно создавать, по крайней мере, десять миллионов рабочих мест ежегодно, а это возможно только в случае продолжения экономического роста.

К концу 1990-х годов мигранты резко изменили состав китайской рабочей силы. «Мингонг» преимущественно работают на фабриках, на стройках, в шахтах, в сельском хозяйстве, в сфере производственных услуг (охранники, уборщики, курьеры), а также в малом бизнесе (в магазинах, на рынках, сборщиками вторсырья). Из всех «мингонг» – 37 процентов работают в обрабатывающей промышленности, остальные в основном в строительстве (14 процентов), в ресторанах (12 процентов), в сфере прочих услуг – 12 процентов. На их долю приходится 57,5 процента всех занятых в промышленности, 37 процентов занятых в сфере услуг, они составляют большинство среди 20 миллионов надомных рабочих. В текстильной промышленности на их долю приходится до 70 до 80 процентов работников, в строительстве 80 процентов (из 30 миллионов рабочих-строителей), а также в химической промышленности и в горнодобывающей промышленности 56 процентов (China Daily, 28.11 .2006). 47,5 процента всех мигрантов составляют женщины, но в центрах мирового производства их намного больше: в Шэньчжэнь, например, они составляют 65,6 процента.

Трудовая миграция в Китае многолика: краткосрочное проживание в небольших городах вблизи деревень, занятость на крупных инфраструктурных проектах, регулярное перемещение между мировой фабрикой и родной деревней, постоянная миграция от одной строительной площадки к другой, сезонный промысел, и работа в шахтах. Некоторые мигранты, утратив в силу каких-либо причин, землю в деревне, уходят в города от безысходности. Некоторые «мингонг» работают в городе в течение нескольких месяцев, но обязательно возвращаются домой на период уборки урожая. Иные работают в городах годами, не навещая свои семьи. Кроме трудовой миграции из сельской местности существует и трудовая миграция людей с «хукоу малых городов», тех кто переезжает из провинциальных городков в крупные промышленные центры. Не все «мингонг» родом из деревень.

Основные проблемы

Условия труда и жизни «мингонг» весьма разнообразны, в зависимости от сферы деятельности, навыков и конкретного опыта. Часто их первая работа нестабильна, низкооплачиваема или опасна. Зачастую они получают ее благодаря землякам из своей деревни, которые помогают им на первых порах в городской жизни. После своего первого опыта «мингонг» пытаются более высокоплачиваемую с трудовым договором и фиксированным доходом. Зачастую единственный способ добиться этого – это дорогостоящие программы профессиональной подготовки. China Daily приводит несколько примеров (20.1.2006): 30-летний мигрант из провинции Хэнань начинал работать в качестве охранника в Пекинском банке, прежде чем стать управляющим. 29-летний мужчина из провинции Шаньси также начинал как охранник, затем, пройдя этапы курьера и техника кондиционирования, нашел работу в области маркетинга. 25-летняя женщина из провинции Шаньси работала сиделкой у пожилой женщины и в настоящее время готовится к экзаменам на юрисконсульта. Такие ситуации, конечно, характерны не для всех. Самая важная цель «мингонг» – это заработок. Они работают на фабриках, на стройках и в шахтах, потому что они зарабатывают там больше, чем в сельском хозяйстве. Но даже если зарплата в деревне более или менее равна заработку в городах (что наблюдается, например, в некоторых восточных провинциях), то есть и другие причины для миграции. Молодые люди хотят вырваться из дому, увидеть мир и освободиться от контроля семьи.

Условия работы и жизни «мингонг» в городах достаточно неблагополучны. К наиболее заметным проблемам можно отнести:

Низкий размер зарплат и их задержки

За последние несколько лет средняя заработная плата увеличилась несколько раз, но делала это в ногу с инфляцией. На заводах и стройках зарплата колеблется на уровне 1000 юаней (около 100 евро) в месяц для неквалифицированных работников, работающих десять-двенадцать часов в день, при наличии одного или двух выходных дней в месяц. В сфере услуг заработная плата ниже. Размер минимальной заработной платы был в последние несколько лет повышен, но многие предприятия не придают ему значения. Официальная минимальная заработная плата составляет около 300 -800 юаней, в зависимости от региона.4 Часто трудящиеся-мигранты должны платить за услуги по трудоустройству или получать зарплату по депозитам предприятия, что делается для того, чтобы работник не мог уволиться сразу, как только найдет более высокооплачиваемую работу.

Серьезной проблемой остается задержки и невыплаты заработной платы. Исследования Национального статистического бюро Китая показало, что из 30000 опрошенных рабочих, 20 процентов получают свою заработную плату с задержками или получают лишь частичные выплаты. В среднем рабочим приходится ждать четыре месяца до получения зарплаты (China Daily, 27.10.2006). Другие исследования показали, что проблемы с получением зарплаты были у трех из четырех «мингонг». Часто заработная плата не выплачивается в течение нескольких месяцев, и в конечном итоге многие работников так и не получают полную сумму. Задержки с выплатами распространены настолько широко, что в некоторых сферах деятельности это считается нормой. До тех пор предприятие предоставляет им жилье и питание, «мингонг» продолжают работать, даже если их труд не оплачивается. Просто если они не будут работать, они не будут есть. Они выживают благодаря тому, что предприятие дает им жилье и, время от времени, подкармливает частичными выплатами.

Плохие условия труда

На заводах и стройках рабочие часто работают по десять-двенадцать часов, а многие работают еще и сверхурочно, потому что их обычная зарплата не позволяет им отправлять деньги семье. На некоторых предприятиях рабочие работают семь дней в неделю без выходных, а на некоторых у них есть один выходной в месяц. Выдержать такой темп возможно только благодаря периодической смене места работы и отдыху в промежутке между двумя работами. Ненормированный рабочий день, штрафные санкции, отсутствие трудовых договоров – все это является нарушением китайского трудового законодательства, но органы власти на местах зачастую бездействуют, не желая отпугнуть инвесторов и поставить под угрозу прибыль местных капиталистов.

Аварийность

Изнурительная работа, отсутствие выходных, отсутствие сна, устаревшее оборудование, отсутствие инструктажа или просто прямое игнорирование требований безопасности в угоду производительности – хорошая база для значительного числа травмоопасных аварий. 5000 смертей в шахтах (2006) хорошо известны. Большинство из них из-за низкого уровня безопасности. Общее число смертей в результате несчастных случаев на производстве составило около 100000 в 2005 году ( “Шпигель”, 13.9.2006). Помимо явных травм и жертв есть также «скрытая» форма аварийности, например, у тех работников, которые получают психические расстройства из-за постоянного напряжения.

Отсутствие социальной защиты

Только 23 до 30 процентов всех трудящихся-мигрантов в частных компаниях имеют трудовые договора (China Daily называет цифру в 40 процентов от 30000 опрошенных). Соответственно, большинство из них не имеют пенсионного или медицинского страхования. В случае болезни или несчастных случаев работодатели иногда покрывают мелкие расходы, но не хотят брать на себя ответственность за результаты крупных аварий и хронических профессиональных заболеваний в результате воздействия токсичных химических веществ. В этих случаях, трудящиеся-мигранты вынуждены нести расходы самостоятельно. Трудящиеся-мигранты имеют также право на пенсию, если они работали в городе некоторое время, но только если их работодатель сам вносил необходимые взносы. Исследования в Гуандун показало, что 73,8 процента из 1500 мигрантов не имели социальное страхование вовсе(2001). Это связано с частой сменой работы и с тем, что местные администрации дают компаниям возможность регистрировать только десять или двадцать процентов своей рабочей силы для социального страхования.

Плохие условия жизни

Многие рабочие-мигранты страдают от стесненных жилищных условий без личного пространства. Из-за их статусом сельского хукоу, такие работники не имеют права на получение квартиры в городе. Снимать квартиры слишком дорого, поэтому обычно они вынуждены жить в общежитиях. При создании специальных экономических зон и промышленных районов государство строило комплексы общежитий, которые сдавались в аренду предприятиям. Однако многие частные компании строят собственные общежития, не соответствующие государственным требованиям. От 75 до 80 процентов «мингонг» живут в общежитиях, в комнатах размером 26 квадратных метров, в среднем по 12 человек. Фактические условия в общежитиях, разнообразны, начиная от хижин без душа и горячей воды до чистых зданий с общими комнатами. У общежитий есть ряд полезных функций для руководств предприятий. Так, всегда под рукой имеется достаточное количество рабочей силы для сверхурочных работ, а также распределение жилья позволяет руководству предприятий контролировать недовольных условиями труда рабочих.

Изоляция и дискриминация

Отдаленность от дома и тяжелое положение в городе заставляет многих мигрантов чувствовать себя изолированными. Зачастую их друзья и родственники по-прежнему находятся в деревне или работают в других городах. До недавнего времени дети «мингонг» не могли посещать городские школы, да и сейчас высокая стоимость жизни в городе вынуждает мигрантов оставлять своих детей в деревнях. Они растут там с дедушками и бабушками или другими родственниками, имея возможность видеть своих родителей только раз в год, во время празднования китайского Нового года. В настоящее время в Пекине и некоторых других крупных городах был создан ряд школ для детей «мингонг».

Еще несколько лет назад «мингонг» имели право заниматься только опредленными видами работ в городах, потому что более престижные рабочие места имели бронь для городских рабочих. В последнее время эти ограничения были официально отменены, – но это не означает, что городские рабочие не являются более привилегированными. Даже сейчас «мингонг» во многих городах сталкиваются с отторжением со стороны коренного городского населения. Это, не в последнюю очередь, заслуга СМИ, которые годами разжигали неприязнь к сельским рабочим-мигрантам, называя их «слепыми бродягами». Хотя, в последнее время, политика СМИ изменилась (теперь подчеркивается важная роль «мингонг» в строительстве «социалистической рыночной экономики»), это не означает окончательного конца дискриминации.

Источник
Блог переводчика

по теме:

Доклад организации China Labour Watch разоблачает факты эксплуатации в электронной промышленности Китая

 

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви