Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Борьба и стратегия: анархо-синдикализм в XXI веке (2 часть)

Травень 23, 15:12, 2011

Написал http://libcom.org Перевели: К. С. Бессмертный, В. Граевский

СОВРЕМЕННЫЙ АНАРХО-СИНДИКАЛИЗМ

“Результаты были достигнуты за счет большой решительности и изобретательности, проявленных не только рабочими [Пуэрто-Реаля], но и по месту жительства. Массовые собрания на верфях и в окружающих местностях вовлекали рабочих, их семьи, соседей и всех сочувствующих. Инициировать и сохранить  вовлеченность в массовые собрания целых общин было великолепным достижением”
Федерация Солидарности (1995)[13]

Есть многочисленные примеры современной анархо-синдикалистской практики, начиная с организации небольших групп в Германии и Нидерландах, описанных в брошюре FAU Бремена «Записки о классовой борьбе»[14], и кончая Сетью сопротивления работников МакДональдса[15], недавней борьбой в Испании, Австралии и в других местах. Однако мы сосредоточимся на двух примерах, которые выходят за рамки классического анархо-синдикализма, уже рассмотренного нами выше, и проиллюстрируем элементы современной практики, которые выделяются в отраслевой стратегии SF. Эти два примера: борьба вокруг верфей в Пуэрто-Реале в Испании в 1987 году, и деятельность коллектива «Коллеги по работе», существовавшего среди рабочих в сфере текущего ремонта путей в Лондоне в начале этого десятилетия.

 

Пуэрто-Реаль 

Когда испанское правительство объявило о программе «модернизации» на вервях в Пуэрто-Реале, рабочие объявили забастовку. CNT шла в первых рядах, стремясь распространить действия, вовлекая в него окружающее население. Удалось не только одержать победу над правительством, но и гарантировать некоторое повышение оплаты и улучшение условий труда. Наибольшее внимание заслуживает распространение массовых собраний на верфях и в окружающих населенных пунктах. Эти собрания стали суверенным органом борьбы, контролировавшим ее снизу. Люди принимали решения сами, отвернув контроль со стороны неподотчетных им политических деятелей, профсоюзных чиновников и «экспертов» и гарантировав сохранение контроля на рабочих местах в местном сообществе.
Эти органы отражали тот вид «диалектики спонтанности и организации», в отказе от которого Роза Люксембург обвиняла анархизм столетие назад. CNT не стремилась побудить всех работающих на верфях и живущих в окружающей местности присоединяться к ней и затем уже объявить забастовку (хотя число ее членов и долгая агитация, конечно же, способствовали ее влиянию). Когда было объявлено о модернизации, она стремилась вместо этого инициировать созыв массовых собраний, открытых для всех рабочих, независимо от их членства в профсоюзе, приводя при этом аргументы в пользу основных анархо-синдикалистских принципов солидарности, прямого действия и контроля снизу.

«Коллеги по работе»

«Коллеги по работе» начинали как небольшая горстка боевых активистов, занятых на различных ремонтных и технических специальностях в Лондонском Метрополитене в 2002 году. Среди них были рельсоукладчики, сварщики рельс, столяры, ультразвуковые контролеры рельс, работники бригад по очистке колеи, машинисты и т.д.
В феврале 2003 г. на встрече с участием около 150 рабочих было принято единодушное решение перестать быть расплывчатым коллективом членов Национального профсоюза транспортников (RMT) и создать совет делегатов в духе анархо-синдикализма[16]. Каждая «бригада» рабочих (обычно от 8 до 12 человек) выбирала делегата (с правом отзыва) и вручала ему императивный мандат на участие в заседании совета делегатов.
Лондонский Метрополитен использовал большое количество контрактных работников, нанятых через агентства, причем большинство из них не были членами профсоюза. Эти работники были также включены в состав коллектива «Коллеги по работе», который был независим от RMT и открыт для всех работников Лондонского Метрополитена (за исключением штрейкбрехеров и управленцев). Первоначально борьба «Коллег по работе»  была связана с сопротивлением против приватизации Метрополитена и сопутствующего наступления на условия труда. Хотя Метрополитен все же был приватизирован, «Коллеги по работе» смогли впоследствии одержать ряд побед в том, что касалось организации труда, после того как массовые митинги организовали «работу строго по правилам», а делегаты консультировались со своими бригадами, чтобы планировать дальнейшие действия[17].
Однако были и поражения. Наряду с большой текучкой кадров, они означали, что уровень участия трудящихся и самой борьбы были недостаточны для того, чтобы сохранить структуру совета делегатов. В результате, «Коллеги по работе» ослабели и превратились скорее в остаточную сеть боевых активистов, нежели в независимый рабочий союз. Тем не менее, наследие былых массовых митингов, собирающихся всякий раз, когда вспыхивает конфликт, сохраняется, и уровень солидарности остается высоким. Это продемонстрировала степень поддержки активиста, которого недавно преследовала администрация депо, где сосредоточены «Коллеги по работе». В итоге администрация вынуждена была с позором отступить[18].

О ФОРМЕ И СОДЕРЖАНИИ (ПРИОРИТЕТ БОРЬБЫ)

“Коммунистическая революция – это создание не ориентированных на прибыль, нерыночных, основанных на сотрудничестве и братских общественных отношений, которое подразумевает разрушение государственного аппарата и устранение разделения между фирмами, вместе с деньгами как универсальным посредником (и повелителем), и с работой как обособленной формой деятельности. Таково содержание… Это содержание не будет проистекать из какой-либо формы. Некоторые формы несовместимы с содержанием. Мы не можем считать, что значение имеет лишь конечная цель: конечная цель состоит из средств”.
Жиль Дове (2008)[19]

Анархо-синдикализм обычно связывается с особыми организационными формами, а именно, с революционными профсоюзами, массовыми собраниями и советами делегатов, действующих на основе императивных мандатов и могущих быть отозванными в любой момент. Но нельзя забывать о том, что все эти формы непременно являются выражением определенного содержания. Этот как с горшечником, который способен вылепить много различных форм из одного куска глины, но ничего не может вылепить без глины. Структура требует вещества, содержание предшествует форме. Однако мы не философы, интересующиеся подобными тонкостями ради них самих, нас интересует их практическое применение. Что же это за содержание, которому анархо-синдикализм стремится придать форму?
Это просто-напросто классовая борьба. Конфликт между классами внутренне присущ капитализму, так как капитал определяется нашей эксплуатацией. Мы понимаем классовую борьбу как процесс самоорганизации с тем, чтобы сообща отстаивать наши конкретные человеческие потребности в качестве трудящихся. Поскольку эти потребности находятся в конфликте с потребностями накопления капитала, сопротивление против антигуманных условий несет в себе зародыш будущего человеческого сообщества – либертарного коммунизма, революции, описанной выше Жилем Дове. Коллектив «Коллег по работе» дает нам пример того, как такому содержанию – определенному уровню активности – придается анархо-синдикалистская форма; форма, которая впоследствии растворилась, когда как уровень активного участия пошел на убыль в связи с высокой текучкой кадров и рядом явных поражений.
Так что хотя классовая борьба имеет приоритет по отношению к отдельным формам, которые она принимает и которые являются лишь средствами для удовлетворения наших конкретных нужд и, в конечном счете, для установления общества, основанного на этих нуждах, нам следует стремиться придать этой борьбе особые формы. Эти формы не могут быть созданы из ничего, но мы можем стремиться придать отдельной форме несоизмеримое содержание, в свою очередь, сосредоточившись на этом содержании и развив его. И здесь аналогия с горшечником заканчивается, потому что некоторые формы поддерживают и расширяют борьбу, в то время как другие душат и подавляют ее. Связь здесь носит диалектический характер: та или иная форма борьбы, в свою очередь, влияет на развитие самой борьбы. Поскольку лишь классовая борьба создаст либертарный коммунизм, мы всегда должны отдавать ей предпочтение перед нуждами тех или иных форм организации. Таков был урок, извлеченный «Друзьями Дуррути», когда те столкнулись с угрозой исключения из CNT за то, что отстаивали революционную борьбу, против государства, частью которого она стала.

НЕКОТОРЫЕ НЕОБХОДИМЫЕ РАЗЛИЧИЯ

“Самой важной вещью, на которую я бы хотел обратить внимание, было то, что [в Пуэрто- Реале] нам удалось создать структуру, при которой постоянно проходило общее собрание. Другими словами, решения в ходе конкретного конфликта принимались теми людьми, которые были непосредственно вовлечены в конфликт”.
Пепе Гомес, CNT (1995)[20]

Прежде чем мы пойдем дальше, нам придется сделать три концептуальных разграничения. Причины для такого уточнения станут очевидными в последующих разделах. Однако оно необходимо и для того, чтобы должным образом понять саму стратегию действия на производстве, которая содержится в данной брошюре.

Организации постоянные и непостоянные

Пепе Гомес выше описывает собрания в Пуэрто-Реале как «постоянные», при этом он также отмечает, что они были выражением «конкретного конфликта». Возможно, правильнее было бы говорить о них как о «регулярных». Мы определили бы как постоянную такую организацию, которая сохраняется в перерыве между циклами борьбы: политические партии, профсоюзы и анархистские пропагандистские группы – все это постоянные организации. Как непостоянные, мы бы определили такие организации, которые являются непременным выражением определенного уровня борьбы и не могут пережить это, не становясь чем-то иным. Собрания, описанные Пепе Гомесом, попадают в эту категорию. Поэтому, с нашей точки зрения, регулярные собрания не равнозначны постоянной организации.

Организации массовые и организации меньшинства

Мы называем массовыми такие организации, которые по сути своей открыты для всех трудящихся, в какой бы сфере они ни действовали (как назвали бы народной организацию, доступную для всех людей, независимо от их классовой принадлежности). Организацией меньшинства мы называем такую, которая имеет определенные, обычно политические, критерии приема членов, что не допускает вступления некоторых людей. Профсоюз (тред-юнион) – это пример массовой организации. Политическая группа – такая, как Федерация Солидарности – является организацией меньшинства, поскольку требует согласия с определенными революционными целями и принципами, которые неизбежно разделяются меньшинством людей, если речь не идет о периодах революционных восстаний. Примерами народных организаций могут служить некоторые антивоенные группы 2002–2004 гг., по крайней мере, те из них, которые были организованы посредством массовых публичных собраний, как это имело место в Брайтоне.

Организации революционные и прореволюционные

Последнее различение, которое нам придется провести – между революционными и прореволюционными организациями. Революционными мы называем такие организации, которые действительно способны совершить революцию. Это непременно массовые организации, так как никакое меньшинство не может сделать революцию от имени класса – ловушки такого ленинистского авангардизма хорошо известны, и о них здесь не нужно повторяться. Мы называем прореволюционными такие организации, которые выступают за революцию, но не в состоянии совершить ее сами. Их примером могут служить пропагандистские группы. Мы не считаем термин «прореволюционные» идеальным, лучше, возможно, было бы нечто вроде термина «агитационные». Однако это не означает, что мы пытаемся передать непосредственную связь между этой организацией и революцией.

Источник

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви