Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Кто исправит исправительную систему?

Серпень 02, 15:23, 2011

Алексей Арябинский

«- Раз существуют тюрьмы и сумасшедшие дома, то должен  же  кто-нибудь сидеть в них. Не вы – так я, не я – так кто-нибудь третий…», – говорил герой А. П. Чехова в рассказе «Палата №6».  Аналогия, которую себе позволил врач по профессии, писатель по призванию, неминуемо наталкивает на мысль, что вся Российская Империя времен Чехова была одной большой тюрьмой. Но на сегодняшний день сравнением царского самодержавия с тюремной изоляцией никого не удивишь. Вопрос лишь в том, как социальная ситуация изменилась с течением времени, в результате  смены режимов и эпох.

Зрелость каждого общества определяется отношением к социально уязвимым категориям населения, к которым относятся и люди, находящиеся в местах лишения свободы. Ситуация с правами человека в тюрьмах отражает не только состояние правоохранительной системы государства, –  это лакмусовая бумажка, показывающая уровень развития общества в целом.

Украинская система исправительных заведений является прямым правопреемником ГУЛАГа, где с правами человека было не легко. Советская пенитенциарная (от латинского poenitentia – покаяние) система была отделена от других органов государства, а значит, не была подконтрольна никому. Функция государства была сведена к простому исполнению наказания. Разница с современностью лишь в том, что в годы СССР система занималась профилактикой уголовных правонарушений, и порой давала шанс не только на исправление, но и на возврат к нормальной жизни оступившемуся индивиду.  Возможно, личность и ее права не беспокоили верхи, но ресоциализация заключенных имела для той системы определенное значение. Авторитарное социальное государство беспокоилось о таком экономическом ресурсе, как рабочая сила.

Сегодня ни отдельная личность, ни здоровье общества не интересует никого, так как все комерциализировалось и все полномочные органы, начиная с «винтиков», озабочены лишь вопросом личной наживы. Немудрено, что в обществе давно сформировалось мнение об исправительной системе как о чем-то закрытом, темном и негативном.

Утрата пенитенциарных функций исправительной системой привела к замене механизма ресоциализации на механизм изоляции, ограничиваясь прямым исполнением наказания. В результате человек, пойманный на совершении проступка, даже не уголовного, рискует остаться социальным инвалидом, или стать рецидивистом.

От тюрьмы не зарекаться

Негуманное отношение со стороны системы человек испытывает еще на этапе предварительного досудебного заключения. В следственных изоляторах подозреваемого в совершении преступления могут продержать годы, и лишь затем выпустить по решению суда. На протяжении всего периода человека содержат в жутких условиях. Согласно закону Украины про предварительное заключение, площадь камеры должна составлять не менее 2,5 м², тогда как международные стандарты устанавливают 4 м². В данный момент, в Украине насчитывается 32 следственных изолятора, 28 из которых построены сто и более лет назад, и их физический и моральный износ очевиден. СИЗО переполнены, так как органы не спешат использовать такие распространенные в международной практике виды досудебного ограничения свободы, как подписка о невыезде, освобождение под залог. Учитывая международный опыт, совместно с Германским фондом международного правового сотрудничества был разработан проект реконструкции СИЗО и сокращения численности заключенных. Проект предусматривал приведение камер в соответствие современным архитектурным и санитарно-гигиеническими нормам, закрепленным во многих международных документах. В частности, предполагалось оснастить изоляторы прогулочными двориками и спортивным инвентарем. Основная часть рекомендаций была направлена на сокращение числа тех, кто оказывается в заключении. В частности, речь шла о том, чтобы сажать только тех, кто совершил преступления, за которые предусмотрено лишение свободы от пяти лет. По мнению экспертов, такая мера сократила бы количество заключенных как минимум на 20%. Однако, проект затерялся в кабинетах чиновников.

Видимо, чиновники посчитали идею экономически нецелесообразной.

Одним из периодов в жизни заключенного является этапирование – препровождение в учреждение выполнения наказания из следственного изолятора. Так в результате исследования психологического состояния лиц прибывших из СИЗО в колонию было установлено, что 90% осужденных прибывают в крайне подавленном состоянии. Из них 60% находятся в депрессии, у 30% повышена агрессивность, а 10% вообще находятся в пограничном состоянии. Имеют место случаи, когда под влиянием указанных обстоятельств, находясь в состоянии временного сужения сознания, человек решается свести счеты с жизнью. Причем данное исследование было проведено Департаментом исполнения наказаний (это ведомство не имеет привычки «сгущать краски»), и несомненна необходимость пересмотра процедуры и организации этапирования осужденных. Но никаких позитивных изменений в этом направлении не произошло.

Оказавшись в исправительном учреждении, человек немедленно сталкивается с целым комплексом нарушений прав, граничащим с уничижением человеческого достоинства. Условия содержания тут не многим лучше чем в СИЗО. Вся система учреждения охвачена коррупцией сверху донизу. Если нет возможности «подмазать» – банально заплатить за выполнение любой просьбы – жизнь мгновенно превратится в пытку. Никто не станет оказывать медицинскую помощь без крайней нужды. Если не успеете предупредить о том, что умираете, то умрете до освобождения так и не успев вдохнуть воздуха свободы. Пока кто-то из заключенных не даст взятку, никому и в голову не придет изолировать больного туберкулезом или другим опасным респираторным заболеванием.

Вам больше не придется выбирать себе работу – администрация учреждения вам уже ее нашла. А законы о труде остались за колючей проволокой. Обычно на предприятиях в промзоне колоний инженер по охране труда существуют лишь для галочки. Ни про какую трудовую культуру и законодательство лучше и не заикаться. Статистика производственных травм и заболеваний всегда на уровне нуля. Зато переработки, выходы во внеурочное или ночное время во вредных условиях тут приветствуются. Трудись на благо Родины, и может быть комиссия рассмотрит твое дело по досрочному освобождении. А в последнее время, в связи с переполненностью колоний, рабочих мест стало катастрофически не хватать.

Беда лишь в том, что под «Родиной» понимается хищнический аппетит буржуазных дельцов, проворачивающих бизнес в многочисленных фирмах, полулегально обосновавшихся в подобных учреждениях. Для них зэк – это раб. Ему и платить то не надо, и пусть только попробует жаловаться – не увидит досрочного освобождения никогда. Формально каждый работающий заключенный получает зарплату, но не видит ее. Большую часть этих денег сразу же «съедает» колония. Явно преувеличены администрацией коммунальные издержки и расходы на питание. И это при том, что заключенных содержат в грязном, давно не ремонтированном бараке, и три раза в день выдают по порции безвкусной и несытной похлебки. Часть заработанных на работе в колонии денег аккумулируется на банковской карточке, которой человек сможет распорядиться по освобождению. Однако в некоторых случаях  заключенных обманным путем лишают части либо всех денег, выпускают на волю без гроша в кармане. Хоть эти средства собирались на проживание в первое время после освобождения.

Отношение большинства сотрудников исправительных заведений к лицам, отбывающим наказание крайне недоброжелательное, унижающее честь и человеческое достоинство. Заключенных часто подвергают пыткам. Это прямо противоречит конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Осужденных бьют, оскорбляют, стравливают друг с другом, подвергают нравственным издевательствам. Ежегодно в украинских тюрьмах под пытками гибнут заключенные.

Европейский суд по правам человека и другие органы, проводящие мониторинг в учреждениях такого рода просто завален жалобами от заключенных или их близких. Соответствующие комитеты ООН и ЕС неоднократно обращали внимание украинской стороны на несогласованность действий с нормами международного права. Еще в 1998 году ложен был быть завершен процесс передачи Департамента из рук МВД министерству юстиции, что отвечает признанным во всем мире стандартам. НО очевидно это не выгодно чиновникам и передача не состоялась более 10-ти лет.
Как может исправиться заключенный в этих невыносимых условиях? Какую жизнь он/она сможет вести после освобождения?

Криминализация социальных проблем – неотъемлемая черта неолиберализма

Этот бесконечный клубок проблем усугублен еще и тем, что в категорию уголовных преступников все чаще попадают лица далекие от криминала. Государство приравняло наркозависимых, бездомных, мигрантов к  убийцам и грабителям. Милиции это помогает выполнять «план» по раскрытию преступлений. Государство просто устранилось из социального сектора, не забыв усилить карательный аппарат. И не беда, что тюрьмы забиты наркоманами (по статистике департамента около 22% отбывающих наказание осуждены за преступления связанные с незаконным хранением наркотиков). Власти помещают заключенных в бесчеловеческие условия, ставят охраниками необразованных и алчных взяточников, лишая права на образование, труд, отдых, на жизнь, в конце концов. Государство криминализирут бедность, в результате за решеткой оказываются те, кто не смог «откупиться». При этом криминогенная ситуация не снижается, количество наркозависимых, ВИЧ инфицированных, больных туберкулезом, гепатитом В и С только растет..

Криминализируя бедность, силовые органы начинают подвергать репрессиям протест. Конечно, Украине еще далеко до РФ с ее законом про экстремизм и центрами «Э». Но уголовное преследование журналиста Володарского, откровенные судилище против активистов, борющихся с незаконными застройками в городах, свидетельствуют о желании власть имущих приравнять протест к уголовному преступлению.

Получается, что в застенках может оказаться любой неугодный. Система, обслуживающая интересы собственников, оставляющая угнетаемых один на один с социальными проблемами не способна нормально существовать, если не изолировать всех аутсайдеров и негодующих.

Покуда осужденных будут содержать хуже скота и на свободе человеку будет плохо дышаться. Потому что тюрьма – это тоже часть общества, но под арестом государства.

 

по теме:

Пролетарі за гратами

Александр Володарский: “Бедность подталкивает к правонарушениям”

 

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви