Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Как строить движение? – SolFed

Грудень 10, 13:49, 2012

Бонусы банкиров, роскошная жизнь депутатов и коррупция полиции и СМИ попадают в заголовки, но это лишь наиболее видимые из всех несправедливостей, на которых построена существующая политическая и экономическая система. Каждый день переполнен более мелкими несправедливостями. Они могут быть экономическими – снижение зарплаты, неоплачиваемая сверхурочная работа, урезание пособий или поднятие арендной платы за жильё; или могут касаться властных отношений – быкующее начальство, стресс, сексуальные домогательства или полицейский расизм.

Эти несправедливости не являются дефектом системы; они – признак того, что система нормально функционирует. Безусловно, их усилил экономический кризис. Например, в прошлом году в Британии рекордные 5,26 млн. чел. работали сверхурочно без оплаты в среднем целый лишний день в неделю. Но они появились раньше кризиса.

В интересах боссов всегда было получить как можно больше работы за как можно меньшую плату. Поэтому они замораживают или снижают зарплаты, ускоряют темп и интенсивность работы или длительность неоплачиваемой сверхурочной работы, или всё вместе. Интересы рабочих прямо противоположны: зарабатывать больше за меньшую продолжительность работы, меньше страдать от стрессов и иметь больше свободного времени. В интересах арендодателей – тратить минимум на содержание жилья и взимать плату наперёд, при этом задирая до предела арендную плату. Интересы арендаторов прямо противоположны: платить как можно меньше за наилучшее жильё. В интересах государства всегда сокращение социальных расходов и перенаправление ресурсов партийным донорам в фирмах вроде A4E. Принуждение людей работать бесплатно для того, чтобы получить пособие по безработице – всего лишь последний из изобретённых способов поставить наши жизни в зависимость от работы, искусственно снижая при этом зарплаты. Опять-таки, интересы получателей пособий прямо противоположны: получать достаточно для жизни, перепрыгивая через минимальное количество барьеров, отвергать различение между бедняками, заслуживающими и не заслуживающими помощи.

Несмотря на частоту этих будничных несправедливостей, они редко вызывают спонтанное сопротивление. Часто несправедливости переживают наедине, а наедине боссы располагают большей силой, чем рабочие, собственники жилья – большей силой, чем квартиросъёмщики, центр занятости – большей силой, чем получатели пособий и т.д. Очень часто эти проблемы ведут к деморализации, а не к сопротивлению. Чтобы превратить изолированные несправедливости в коллективное действие, требуется организация.

Поскольку эти несправедливости являются частью капиталистической системы, эта организация, если хочет быть эффективной, должна находиться в оппозиции «надлежащим каналам» выражения недовольства, которые предлагает капитализм. Так что вместо трибуналов по вопросам выдачи пособия, профсоюзных переговоров за закрытыми дверьми, судебных исков, лоббирования или баллотирования в парламент средством борьбы с системной несправедливостью является прямое действие – управляемое и предпринимаемое теми, кто от неё страдает.

Когда один лондонский паб задолжал Лоре более £700 невыплаченной зарплаты, она начала самоорганизацию. Её родственники и знакомые бомбардировали телефон и электронную почту предприятия, требуя выплаты. Хозяин расплатился накануне обещанного пикета, намеченного на пиковое время в работе паба. Когда у Рут, Джесс и Шарлотты домовладелец украл £1,200 авансового платежа за жильё, аналогичная тактика прямого действия помогла их вернуть. Когда работники лондонского метро решили сопротивляться изменению условий труда, они организовали «стачку по-маленькому» – друг за другом по очереди работники ходили в туалет, в результате чего делалось очень мало работы. Администрация сдалась через два дня. Когда уборщики в Университете Брунеля захотели иметь зафиксированные на бумаге трудовые договоры, они провели массовое собрание и отказались работать до тех пор, пока менеджер на камеру не пообещал им договоры. Атака на телефон этого же менеджера предотвратила попытку отступиться от обещаний, и уборщики получили свои договоры.

Прямое действие не полагается на кого-либо другого. Оно не требует официальных представителей от профсоюзов, или политических партий, или юристов и доброй воли судей. Оно помогает нарастить силу и уверенность тех, кто его использует. Оно может дать рабочим инструмент для самозащиты или улучшения своих условий. Квартиросъёмщики, которые выступили против арендодателей, уже не являются изолированными и бессильными.

На практическом уровне строить такое движение означает объединяться со своими сотрудниками, соседями, одноклассниками и товарищами по получению пособий, и сосредоточиваться на реальных будничных проблемах. Мы хотим иметь революционное движение, но мы его не построим, пытаясь убедить всех быть революционерами. Вместо этого мы можем побудить других представителей рабочего класса озаботиться мелкими будничными проблемами, общими для всех нас. Начиная с этих оборонительных битв, мы можем проявлять инициативу. А с позиции силы дискуссия о другой системе – без начальников, хозяев и политиков – это уже не просто пустые разговоры. Прямое действие – это, скорее, способ завоевать как можно больше прямо сейчас, наращивая коллективную силу и открывая пространство для размышлений о более фундаментальных общественных изменениях.

Федерация солидарности (SolFed), конечно, не считает, что у неё есть ответы на все вопросы. Но мы уверены: ничто так не помогает развивать движение, как конкретные победы. Мощное движение начинается с организации и противостояния несправедливостям, с которыми мы сталкиваемся в будничной жизни. Чтобы быть успешной, организация должна быть революционной. Она должна ставить себе за цель положить конец нынешней несправедливой системе, должна отрицать методы, предусматривающие имитацию системы или сотрудничество с нею. Она будет избегать освобождённых работников, политических представителей и закулисных сделок. Нам кажется, что для всего этого не нужно быть семи пядей во лбу. Это практический анархизм, релевантный для каждого, над кем нависает начальник, хозяин или власть вождей.

Казалось бы, от этих мелких будничных побед очень далеко до свержения системы и замены её кое-чем получше, и если брать их в изоляции, то так и есть. Но стоит лишь взглянуть на студенческое движение в Квебеке, чтобы увидеть, как радикальная профсоюзная организация может из будничных проблем разразиться в массовую борьбу. Мощное рабочее движение будет явлением значительно большим, чем просто революционный профсоюз, но такой профсоюз может быть катализатором будничной борьбы и может связать её с потребностью в более широких изменениях. Через прямое действие мы можем нарастить силу обычных людей, чтобы улучшить нашу жизнь здесь и сейчас, подготавливая почву для общественной трансформации, которая положит конец системной несправедливости как таковой.

Перевод Дениса Горбача

Оригинал статьи

См. также:

Лондон: Анархо-синдикалисты на демонстрации 20 октября

Лабель против LG

Борьба и стратегия: анархо-синдикализм в XXI веке

Профсоюз как средство трансформации

Рудольф Роккер: Принципы синдикализма

——————–

АСТ. Як до нас приєднатися

НЕБЕЗПЕКИ проекту ТРУДОВОГО КОДЕКСУ

Про відпустки

Зупинити деформу залізничного транспорту!

Прекаризация труда и как с ней бороться 

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви