Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Забастовка на «Антолине» закончена: ни мира, ни войны или блеск и нищета новых профсоюзов

Жовтень 20, 03:51, 2013

sdc15130Забастовка на петербургском заводе «Антолин», начавшаяся вечером 15 октября, завершилась около часа ночи 17 октября. Администрация завода пообещала, что повысит зарплаты работникам до 1 ноября. В ответ рабочие согласились возобновить производство. Победа ли это бастующих? Или затишье, хитрая уловка боссов? Сейчас сказать трудно. Очевидно, ни те, ни другие полной победой похвастать не могут. С одной стороны бастующие выдвигали более серьёзные и конкретные требования (а получили пока лишь обещания). С другой стороны даже заставить начальство сесть за стол переговоров было настоящим достижением. О том, какова она, профсоюзная борьба в современной России, мы попытаемся разобраться на примере этой короткой, но ещё не окончившейся истории…

«Антолин» — завод по производству запчастей для внутренней отделки салонов автомобилей. Обеспечивает он комплектующими местные заводы Форд и Ниссан (Санкт-Петербург и Лен.область), а также Рено (Москва) и Шкода (Калуга). Предприятие принадлежит испанцам. Собственно, Антолин — фамилия хозяев. «Антолин» с помпой открылся в 2011 году в Утконой Заводи, промышленной зоне между КАДом и Октябрьской набережной Невы. Мрачный пейзаж этих мест как бы сам располагает к недовольству: новенькие рыжие пластиковые коробки корпусов стоят среди руин и пустырей, достойных стать ареной компьютерной игры. В Интернете среди рекламной информации об успехах на производстве, о престиже и масштабах корпорации, можно найти и далеко не лестные отзывы об условиях труда на петербургском заводе http://orabote.net/feedback/show/id/99278 .

Даже социальная сеть «вконтакте» стала своеобразным документом корпоративной культуры: официальное сообщество GRUPO ANTOLIN http://vk.com/club64234 с пафосом презентует нам процветающую перспективную компанию, а описание неофициальной группы работников Grupo Antolino San Petersburgo http://vk.com/club32018344 сводится к двум фразам: «В GA такая ужасная текучка кадров. Пусть хоть здесь останутся лица».

Не индексированные зарплаты (не растущие вслед за инфляцией) и другие нарушения трудового кодекса — cловом, Антолин был бы самым обычным предприятием, с обычным молчаливым недовольством персонала. Был бы… не случись на заводе инициативной группы профсоюза МПРА (Межрегиональный профсоюз работников автопрома).

Это уникальное в России явление зародилось в середине 2005 в городе Всеволожск Ленинградской области на заводе Форд. После нескольких лет упорной борьбы за свои права у всех членов МПРА на Форде подписаны коллективные трудовые договоры, на предприятии повышены зарплаты и культура охраны труда. Но распространить успешный опыт за проходную завода Форда пока очень трудно. Зачастую агитация активистов МПРА о том, как можно законно и эффективно добиться улучшений условий труда, спотыкается о всесильное русское «моя хата с краю ничего не знаю». МПРА удалось закрепиться на нескольких заводах машиностроительной отрасли в разных городах России, но в целом, ячейки профсоюза ещё весьма малочисленны.

В этом смысле, не только создание «боевой» проф.ячейки на «Антолине», но и объявление забастовки – уникально смелые шаги на наших российских просторах. Виной тому стало и поведение руководства завода, игнорировавшего недовольство рабочих, и грамотная пропаганда активистов МПРА, которые не ограничились простыми лозунгами, а проводили специальные курсы по профсоюзному органайзингу.

Оператор производства Лариса Гончарова рассказывает о создании профсоюза: «Начиналось всё с 6 человек. Начиналось всё, как и везде, наверное… Нас поливали грязью, обзывали хамами, наше руководство нам говорило, что наше дело — крутить гайки, а не сидеть здесь. Давить пытались по одиночке. За месяц разросся профсоюз до 20 человек, потому что люди слышали обещания, но не видели изменений…»

 

Первая попытка заставить руководство услышать свои требования была предпринята 5 сентября 2013 г.. После того как мирные переговоры профсоюзников и руководства зашли в тупик, в первый день работы петербургского саммита G20 на заводе началась итальянская забастовка: по призыву МПРА коллектив стал слово в слово выполнять требования охраны труда, инструкции и правила работы… Что существенно понизило производительность за 2 дня итальянской забастовки. Но начальники не вняли требованиям рабочих и полностью прекратили переговоры с профсоюзом.

Вечером 15 октября более сорока работников завода «Антолин» (фактически вся смена) объявили о начале забастовки, на этот раз просто прекратив работу. Их требованиями были:

  • индексация зарплат (которая так и не проводилась за 3 года существования завода),
  • доплата 40% за работу в ночное время (как и положено по трудовому законодательству РФ, в то время как сейчас доплачивают лишь 20%)
  • аттестация рабочих мест, с рассмотрением всех законных и необходимых льгот, доплат, дополнительных выходных в связи с вредностью производства.

С 22.45 15 октября и до 16.00 16 октября рабочим удавалось блокировать отгрузку готовой продукции. Руководство вызвало полицию. Сотрудники 95 отдела полиции города Всеволожск пытались запугать бастующих штрафами до 300 000 рублей за проведение несогласованного митинга. Хотя о каком митинге может идти речь на территории завода, т.е. не в общественном месте – остаётся загадкой. Пугала полиция и задержаниями, и приездом омона… Пугали стражи правопорядка тех, кто пытался добиться в отношении себя именно соблюдения элементарных норм трудового законодательства. «Теперь мы поняли, на чьей они стороне. Потому что мы сегодня для них были никто» – говорит одна из участниц забастовки. Эти женщины, кстати, показали немало примеров смелости за эту короткую забастовку. Один мастер цеха пытался открывать двери в разгрузочном отделении, чтобы возобновить работу силами штрейкбрехеров. «Вот эти две хрупкие женщины, – так своих товарищей представляет член профсоюза Лариса Гончарова, – помешали ему, в ответ услышали много-много мата… Не культурно себя он вёл!»

С бастующими успели пообщаться почти все представители местного руководства и почти все начинали общение со слов «вы уволены». Когда высокие чины покидали «Антолин» они сказали «надеемся мы вас больше не увидим», на что услышали от рабочих «Ну почему же мы всегда рады».

«Был такой прекрасный момент, – рассказывает Лариса Гончарова, – когда испанскому представителю кампании очень долго зачитывали и объясняли наши требования, что-то ему переводили, а что-то, как мы поняли, не переводили, после последней нашей фразы, которую ему не перевели, он просто сказал «Твою мать!» по-русски. Развернулся и ушел. Причем человек очень долго делал вид, что ни слова, по-русски не понимает. Это сильно подняло нам настроение».

О прессинге со стороны полиции и администрации Лариса говорит не охотно:

«Мы бы, наверное, не выдержали, если бы не ребята, которые морально поддерживали нас, звонили и кричали: «Стойте, стойте до конца, только суд может запретить забастовку!» Просто наступил такой переломный момент, когда мы все встали и вместе сказали, что не уйдём…»

 

С Ларисой Гончаровой мы общаемся через решетчатую ограду предприятия. За проходную нас не пустит охрана. По нашу сторону забора несколько журналистов и активисты МПРА с завода Форд. Последние постоянно подбадривают товарищей. Они здесь с утра. В это время идут переговоры. Рабочие под давлением полиции уже оставили разгрузочный отдел, две смены работали едва-едва, а третья, на которую профсоюз имеет наименьшее влияние возобновила производство.Слухи о том, что на подмогу штрейкбрехерам на предприятие завезли автобусы с рабочими-мигрантами оказались ложью. Бастующие отступили в столовую, где их отказываются кормить по указанию боссов, оглашающих списки бастующих «а вот этих не кормить». Но рабочие собираются оставаться в столовой до победы: «и пусть попробуют нас выкинуть». Это повторяют несколько женщин в синих спецовках, которые периодически присоединяются к нашей беседе, благодарят за внимание и солидарность, а потом возвращаются в столовую. Лица сияют от наконец-то осознанного чувства собственного достоинства.

Переговоры, начавшиеся в 18.00 16 октября, затянулись за полночь и завершились около часа ночи 17 октября. В результате администрация отделалась обещаниями повысить зарплату к 1 ноября. Но в каких именно размерах – никаких гарантий у рабочих нет. Оправдывалась администрация тем, что вся бухгалтерия основная, де, в Испании…
Что же мы видим в итоге на сегодняшний день? Забастовка выявила наиболее активных, то есть потенциальные объекты травли и прессинга. В ближайшие дни солидарности рабочих предстоят новые испытания на прочность. Остановить производство в том объёме и на тот срок, который требовался бы профсоюзу для серьёзного торга с хозяевами, конечно же не удалось. Ведь если бы необходимые комплектующие для Форда, Ниссана, Рено и Шкоды были бы исчерпаны на складах этих предприятий цепочка остановок производства повлекла бы за собой многомиллионные убытки… Напугана ли администрация настолько, что попытается подавить протест, или она напугана на столько, что пойдёт на уступки — об этом мы узнаем в течении ближайших недель или даже дней.

Источник

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви