Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Гость из прошлого. Встреча с «доктором Менгеле польской экономики»

Червень 29, 21:18, 2011

Роза Вексельберг

Либеральная общественность украинской столицы 24 июня пребывала в ажитации: Киевская школа экономики привезла не кого-нибудь, а самого Лешека Бальцеровича, автора польской «шоковой терапии» 1989-1991 гг. На лекцию, которую он должен был читать перед выпускниками этого приватного учебного заведения, помимо золотой молодежи, собрался целый сонм журналистов экономических изданий, дежурных «экспертов» (которые этим самым журналистам раздают комментарии на самые разнообразные темы) и реформаторов со стажем (вроде Александры Кужель и Ксении Ляпиной). Интерес к иконе восточноевропейского неолиберализма дополнительно подогревался «реформаторскими» планами правительства и президента, который недавно заявил, что Украине прямо сейчас нужна «шоковая терапия».

Перед выступлением зал разогревал не кто-нибудь, а глава Американской торговой палаты в Украине Хорхе Зукоски. Этот деятель, вошедший в совет управляющих школы, вообще, весь вечер был неутомимым конферансье, получая за это, видимо, «хорошую прибавку к пенсии», как выражался один из вкладчиков АО «МММ». Расхваливая заведение, основанное Фондом Пинчука, он похвастался, что некоторые его выпускники сделали поразительную карьеру: работают аж в самом «Интерпайпе»!

***

 

Подготовив таким образом публику, на трибуну выпустили Бальцеровича. Он начал с места в карьер: объявил, что капитализм – самый лучший из всех возможных социально-экономических укладов, потому что 300 лет назад все страны были одинаково бедными, а разбогатели со временем именно передовики капиталистического производства. Утверждение сомнительное: в начале XVIII в. вполне себе существовали бедные и богатые страны. И если принимать временные рамки капитализма, очерченные Джованни Арриги (т.е. начинать отсчет с XV в.), то можно увидеть, что далеко не всегда благосостояние народных масс той или иной страны хоть как-то коррелировало с распространением там капиталистических принципов обмена или производства. Если же иметь в виду только «капитализм как способ производства», ведя его историю от индустриализации Англии, то и тут выходит, что страны отнюдь не находились в равных условиях. Практика показывает, что капиталистическими отношениями и грабежом других стран достичь можно большего, чем просто капиталистическими отношениями.

 

Впрочем, оратор в историю и экономическую теорию предпочел глубоко не влезать, просто заявив, что капитализм обеспечивает постоянные высокие темпы экономического роста, а это самое главное. Характерно, что у него был готов ответ и на традиционный вопрос о целях постоянного прироста производства: в качестве примера Бальцерович привел нынешнюю войну в Ливии. Дескать, не было бы экономического роста – и воевать нельзя было бы по-человечески.

 

Переходя к проблемам современности, польский мыслитель выдвинул очередной оригинальный тезис: чем хуже экономическое положение в стране – тем лучше выглядят перспективы. Например, в Греции все плохо, но там много возможностей «экономических реформ», которые нельзя провести в благополучной Германии: можно поднять пенсионный возраст, а в ФРГ он и так уже высок. Все это напоминало бородатый анекдот о враче, который в ответ на жалобы пациента на здоровье сказал: если бы вы курили, я бы посоветовал вам бросить, а так помочь ничем не могу.

 

Ну а главным рецептом от всех бед, конечно, является частная собственность везде и на все. Ведь она не только гарантирует честную конкуренцию, не только снимает вопрос государственных субсидий, но и делает невозможной ситуацию, когда государство оказывает протекцию отдельным предпринимателям, а олигархи сосредоточивают в своих руках политическую власть. Громы и молнии, которые Лешек Бальцерович метал в «crony capitalism», т.е. «кумовской» капитализм, при котором родственники и приближенные к государственному руководству получают несправедливые преференции, особенно пикантно звучали на мероприятии, организованном при активнейшем содействии фонда Виктора Пинчука. Впрочем, наверняка личные обстоятельства не имели никакого отношения к деловой карьере зятя экс-президента Украины: отечественные миллиардеры своим состоянием обязаны исключительно собственной деловой хватке и личной инициативе.

 

В очередной раз напомнив о том, каким злом является социализм в любых своих проявлениях, певец рыночной экономики нанес ошеломительный удар: оказывается, многие страны только притворяются капиталистическими, а на самом деле там царит «квазисоциализм»! В пример он привел Саудовскую Аравию (которую почему-то упорно называл «Южной Аравией») и Иран, а вот в США и Западной Европе, по мнению Бальцеровича, нормальный капитализм – без всяких субсидий и госсектора. Правда, позже досталось и США: там вдумчивый исследователь тоже нашел «отпечатки социализма», о чем и сделал строгий выговор председателю Американской торговой палаты. Так и напрашивается вывод: единственный настоящий капитализм действует в странах Восточной Европы, проведших радикальные преобразования по образцу польской шоковой терапии. Не беда, что оттуда давно уехали на запад в «квазисоциализм» все, кто мог, а кто не смог, живет в условиях огромнейшей безработицы или умирает от голода, как это недавно случилось со всемирно известным изобретателем ремантадина в Латвии. Главное, как мы уже узнали, это поразительный экономический рост, который наверняка сейчас переживают облагодетельствованные капитализмом страны Восточной Европы.

 

Не уставая подчеркивать фундаментальную порочность «социализма», Бальцерович подкрепил это очень свежими примерами: он в 100500-й раз сравнил Северную Корею с Южной (хотя вряд ли среди левых отыщется много сторонников националистической этатистской диктатуры КНДР), ГДР с ФРГ (бедные области, занимающие четверть Германии, с остальными тремя четвертями, получавшими немалую помощь от западных партнеров) и Польшу с франкистской Испанией (демократической страной, где, как и положено при капитализме по Бальцеровичу, не было никаких спецслужб и цензуры). Всякие реформы с левым уклоном он объявил «контрпродуктивными» и ведущими к экономическому кризису. Правда, тридцатилетие бескризисного послевоенного экономического роста наступило как раз в результате ужасно «контрпродуктивных» социал-демократических реформ, но об этом польским реформаторам знать необязательно.

***

 

Дойдя непростыми окольными путями до темы кризиса, оратор просветил аудиторию о существовании двух типов кризиса: фискальный и финансовый. Причина первого, разумеется, в том, что люди ведут себя как дети, верят в Санта-Клауса и не понимают суровых реалий, требуя себе достойной жизни или хотя бы продолжения сносной жизни, как вот в Греции. Государство вынуждено идти на уступки, а для этого брать кредиты и наращивать госдолг. Финансовый кризис, по Бальцеровичу, вызван ростом частного кредитования – то есть, надо полагать, здесь опять-таки дотянулся проклятый социализм; ведь льготное ипотечное кредитование в США как раз и являлось суррогатом нормального социального обеспечения в стране, которая почти так же истерически антикоммунистическа, как Лешек Бальцерович.

 

Интереснее то, где «шоковый реформатор» усматривает взаимосвязь между двумя кризисами. Он признает, что финансовый кризис приводит к фискальному, но считает, что происходит это исключительно из-за рецессии, которая начинается в результате финансового кризиса! То есть, из-за проблем в финансовом секторе наступает спад производства, падает объем собираемых налогов и вообще доходная часть госбюджета сужается – вот государству и приходится влезать в долги из-за граждан, не понимающих всей серьезности положения. Такое впечатление, что Бальцерович совершенно не знает о главном механизме перерастания финансового кризиса в фискальный, сработавшем во всех странах: государства «спасли» крупные банки за счет налогоплательщиков, а чтобы покрыть образовавшиеся дефициты, вынуждены были занимать в долг – и тут же напоролись на суровую критику со стороны спасенных финансистов, которые теперь заговорили о безответственной политике государств и о необходимости строжайших мер экономии для ликвидации задолженностей и дефицитов.

 

Дальше прозорливый профессор становится перед сложной дилеммой: нужно одновременно утверждать, что перед нами обычный кризис, никак не связанный с проблемами капитализма как такового, и при этом объяснить, почему же тогда этот кризис никак не заканчивается, а только углубляется (выражаясь языком Financial Times, почему «медленно идет восстановление экономики»)? Здесь в ход идет все: и ресурс технологического обновления внезапно исчерпался, по странному совпадению, как раз накануне кризиса; и «эффект базы» был всуе помянут (хотя при чем здесь это, непонятно: темпы роста или высокие или низкие, никакая база тут роли не играет); и в «негибкий рынок труда» полетел камень (злые профсоюзы не разрешают увольнять работников – и вот именно поэтому безработица растет!); и макроэкономическая политика государства ни к черту (социалист Обама строит козни)…

 

Чтобы утешить публику, государственный муж рассказал еще одну историю: в Аргентине в 1990-х гг. власти провели настоящие рыночные реформы, без дураков; правительство следовало всем рецептам либеральных советников – и тут шарахнул кризис 2000-2001 гг. Глупые социалисты начали кричать, что виноваты либеральные реформы, но мудрый профессор Бальцерович объяснил: если так сложилась ситуация, это значит только одно – реформы были недостаточно глубокими и радикальными!

 

Подобные аргументы напоминают доказательства бытия Божия, разработанные Ансельмом Кентерберийским, не только по форме, но и по сути: как и христианство, либерализм не проходит тест Поппера. Это вера, а не научная теория, поскольку ее невозможно фальсифицировать, к ней неприменим эмпирический анализ.

***

 

Впечатление сложилось такое, что лектора перенесли на машине времени из 1991 года прямиком в 2011. Или что мы имеем дело с человеком, замороженным двадцать лет назад и сейчас только вышедшим из криокамеры на свет божий. Это единственные рациональные объяснения, потому что неприлично подозревать старческий маразм у 64-летнего человека (по либеральным меркам – прекрасный возраст, ни о какой пенсии еще и думать нельзя).

 

Организаторы и слушатели лекции, вероятно, ожидали услышать от Лешека Бальцеровича рассказ о его собственных неолиберальных реформах, проведенных в Польше в начале 1990-х. Во всяком случае, именно этого логично ждать от выступления человека, который этим-то и прославился. Было бы странно прийти на лекцию крестьянина, вырастившего репку рекордных размеров, и услышать там вместо рассказа о технологиях селекции и мелиорации, проложивших ему путь к успеху, пространные рассуждения землепашца о его понимании природы всего сущего и строения Вселенной. Но с Бальцеровичем так все и произошло: на протяжении часа он умудрился ни словом не упомянуть о своих достижениях.

 

А когда его об этом таки спросили, реформатор отделался общими рецептами: чтобы достичь такого же успеха, как я, нужно максимально сокращать государственные расходы, слушаться рекомендаций МВФ и не бояться падения собственной популярности. Во избежание последнего еще неплохо было бы освоить правила пиара, проводя «разъяснительную работу» с населением. По таким критериям Виктор Федорович Янукович уже сегодня вполне подходит на должность шокового реформатора, а нам всем со дня на день можно начинать готовиться к небывалому процветанию.

 

Например, к такому, как в Польше сейчас: половина страны выехала за рубеж, предпочитая чинить унитазы в Ирландии или собирать клубнику в Великобритании. В 2009 г. за границей работали 1,8-2,4 млн. поляков. Официальный уровень безработицы среди граждан, имеющих высшее образование, колеблется на уровне 20%, но при этом в отличие от Испании и Греции местное население не привыкло протестовать: лучше лишний раз сходить в костел. Госаппарат крайне раздут и неэффективен: для того, чтобы выплатить  50 злотых на социальные нужды, потребуются дополнительные 100 злотых на административные расходы.

 

«Наибольшей проблемой, вероятно, являются неэффективность нашего государства и стареющее правительство, оторванное от реалий простого народа. Лидерами двух крупнейших политических партий являются мужчины в возрасте пятидесяти и шестидесяти лет, выросшие на борьбе с коммунизмом.  Они признают, что у нынешней молодежи много проблем, но ничего не делают», – говорит польский левый публицист Адам Лещиньский.

 

Впрочем, Польша – это еще вполне пристойная страна по сравнению с соседями: Венгрия, Румыния, Литва, Латвия, Эстония следовали либеральным рецептам еще более рьяно, и результат налицо. Украине есть куда стремиться.

 

Кстати, нет ничего удивительного в том, что гость не захотел вспоминать о «шоковой терапии». Не только левые, но и правые оппоненты называют господина Бальцеровича  «доктором Менгеле (нацистский преступник проводивший опыты на людях – АСТ) польской экономики» и он предельно непопулярен на родине. Об этом, похоже, украинские реформаторы не догадываются.

На фото в конце статьи глава Нацбанка Бальцерович в 2006 году дискутирует о финансах с депутатами польского парламента.  На картинке мы видим финальную стадию спора.

 

Related Articles

1 Comment

  1. Кацман
    Кацман Червень 30, 01:12

    “Подобные аргументы напоминают доказательства бытия Божия, разработанные Ансельмом Кентерберийским, не только по форме, но и по сути: как и христианство, либерализм не проходит тест Поппера.Это вера, а не научная теория, поскольку ее невозможно фальсифицировать, к ней неприменим эмпирический анализ.” Эк вас занесло. Онтологический аргумент придумали за тыщу лет до Ансельма. Так что христианства тут особого и нет. А Карла Поппера на место Карла Маркса в качестве классика философии науки нам стали продвигать как раз в разгар “шоковой терапии”. И если бы не принимать на веру “тест Поппера” а немного подумать, то можно понять, что он сам своего “теста” не пройдет. Если принцип фальсификации фальсифицируем, то он ложен, если нет- то ненаучен. Прям черт и что получается.

    Reply to this comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви