Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

К дискуссии о национализме и национальном вопросе

Травень 04, 14:46, 2015

4557_original

А. Володарский, Д. Мрачник, Д. Горбач

Этот текст не является организационной позицией АСТ, но выражает мнение части его членов.

Мы рассматриваем нацию как историческую общность людей, появившуюся в эпоху нового времени – бурного развития капиталистических отношений, промышленной революции, научно-технического прогресса и становления современного типа государств. Классические примеры наций сложились в результате перехода от абсолютной монархии к республике. Центральное место в политической организации наций занимает продвинутый государственный аппарат, как инструмент воплощения и поддержания нового порядка – классового компромисса во главе с буржуазией. В некоторых случаях роль и функции политического господства буржуазии выполняли другие группы – например, номенклатура в Советском Союзе.

0_28c413_b3909271_XXXLКлассические примеры возникновения наций заключались в протестном объединении массы социальных групп с целью устранения экономических и политических ограничений, налагаемых феодализмом (войны за независимость в Северной и Южной Америке, Великая французская революция). Такие политические выступления превратили сословное общество пассивного участия в общество массового сознательного и активного политического участия. Его идеологией стал гражданский национализм, как оправдание компромисса между классами формирующегося или уже сформировавшегося буржуазного общества и утверждение социально-политической эмансипации до уровня буржуазной демократии, социально-экономического развития в рамках капиталистического способа производства и организации общества в рамках государства с профессиональным бюрократическим аппаратом. Таким образом, гражданскую нацию можно описать как межклассовый союз под руководством буржуазии и исключительно в условиях капиталистических отношений, как форму их социально-политического бытия.

Необходимо заметить, что этнокультурное и даже просто языковое единство в становлении нации хоть и играет роль, но отнюдь не первостепенную. Пример швейцарской нации, составленной из нескольких компактно проживающих этносов, или антагонизм наций бывшей Югославии, имеющий подчас сугубо конфессиональную и политическую подоплеку при фактической культурно-языковой однородности, наглядно это демонстрируют. Нация является продуктом развития капиталистических производственных отношений на конкретной территории и основной структурной единицей мирового капиталистического хозяйства. В субъективном плане это продукт социально-политического действия, то есть созданная (во многих случаях искусственно, фактически на пустом месте, чтобы потом встать на вооружение у государства, как в случае украинского и русского национализмов) в определенный исторический момент общность, которая опирается на развивающиеся экономические отношения. Национальную идентификацию невозможно измерить и определить никаким другим способом, кроме идеологического. Другими словами, нация существует до тех пор, пока ее представители сосуществуют в однородном социально-экономическом пространстве, верят в общую цель, совершают и поддерживают действия, которые к ней ведут.

Наряду с подобным гражданским национализмом, существует и национализм этнический, отталкивающийся от воображаемой кровно-почвенной или генетической принадлежности. Он заключается в утверждении высшей ценности нации и ее традиций, а также, опционально, в превосходстве одного этноса над другими или необходимости создания моноэтнического общества. Этницизм, не смотря на свое псевдонаучное обоснование, на самом деле оперирует вымышленными категориями и является продуктом идеологических усилий не меньше, чем гражданский национализм.

До сих пор в мире существует дискриминация по этническому принципу, способная подчас принимать формы откровенного массового насилия. Часто основанная на расистских предрассудках идеология этнического национализма оправдывает это положение вещей. На определенном этапе во многом именно расизм оправдывал действия колонизаторов в Африке и Азии, он служил инструментом для того чтобы обосновать бесчеловечную эксплуатацию колоний, гарантировавшую прибыли правящему классу метрополий. Стоит отметить, что при этом европейские колонизаторы, насаждавшие теории расового превосходства, у себя дома строили “цивилизованные и прогрессивные” гражданские нации, которые, тем не менее, и в метрополии дискриминировали этнические меньшинства раньше и продолжают это делать сегодня.

Согласно заверениям идеологов, этнический национализм и расизм выгоден в первую очередь представителям того этноса или “расы”, которые должны доминировать. Однако на деле вся выгода достается правящему классу, который благодаря агрессивной националистической или расистской политике укрепляет своё господство и устраняет политических и экономических конкурентов, в то время как трудящиеся классы, составляющие большинство, получают лишь красиво украшенные новым культом цепи.

Мы считаем, что этнокультурная самоидентификация – личное дело каждого, и никто не в праве ее навязывать или запрещать. Считать себя частью какого-либо племени и народа или не считать вовсе, иметь соответственные культурные предпочтения или не иметь никаких, по нашему мнению, неотъемлемое право каждого человека. Мы безусловно поддерживаем такое право и решительно выступаем против любых проявлений национального угнетения. Однако успешное преодоление национального угнетения возможно лишь в классовой плоскости, с преодолением классового угнетения, и в международных масштабах. Как в локальном, так и в глобальном масштабе за угнетение ответственна буржуазия, и победа над ней в масштабах лишь одной страны чревата интервенцией буржуазии из соседней. По этой причине необходимо всемирное солидарное противостояние эксплуататорам, свободное как от национализма, так и взаимного национального угнетения.

Благодаря таким составляющим, как классовый компромисс, самоценность государства как политической формы общества и верховного арбитра, гражданский национализм сдерживает нарастание классовых противоречий и направляет общественное недовольство в выгодном для буржуазии направлении, то есть фактически является идеологией буржуазии, борющейся за установление и укрепление своего господства. В определенные периоды задачи буржуазии могут совпадать с задачами пролетариата, когда они вынуждены противостоять более архаичным классам. В случае Украины можно было говорить о противостоянии буржуазии с правящим коррупционно-бюрократическим аппаратом, которое приобрело особо острые формы во время Майдана. Такой подход позволяет назвать Майдан подобием буржуазной революции, с которой был закономерно связан всплеск низового гражданского национализма.

В данный момент Украина находится на пересечении двух национализмов: российского имперского и украинского. Действуя путем необъявленной войны – отправкой своих военных кадров, а также поддержкой реакционных сил на востоке Украины деньгами и оружием – российское руководство пытается втянуть Украину в зону своих эксклюзивных политических и экономических интересов. Избавление от российской военной агрессии и освобождение территорий, занятых военными хунтами ДНР-ЛНР, это прежде всего интерес украинской буржуазии.

Раздувая войну на востоке Украины, российское руководство в первую очередь решает собственные внутриполитические задачи, демонстрируя наглядно своему населению, чем может обернуться массовый антиправительственный протест. Почти буквально воспроизводя создание Священного союза в 1815 г., российское правительство предпринимает усилия по созданию международного блока, направленного на предотвращение революций по всему миру. Подобные цели имеет Евразийский Союз, на схожие цели направлено и сотрудничество российского руководства с европейскими ультраправыми.

Наша цель – становление пролетариата как революционного класса, что является предпосылкой для анархистской революции как в Украине, так и во всем мире. Победа российского империализма уничтожила бы все завоевания прав и свобод украинских трудящихся, отбросила бы классовую повестку и сделала бы невозможной любую независимую политику. Все это уже сегодня происходит при режимах ДНР-ЛНР. Затягивание конфликта закономерно приводит к милитаризации общества и, опять-таки, ползучему сворачиванию этих прав и свобод и на территории, контролируемой украинским правительством. Именно поэтому украинские революционные организации также должны быть заинтересованы в скорейшем прекращении военной агрессии России и ее политического влияния. Однако это не означает необходимости поддержки украинской буржуазии и её националистической идеологии. Объединяясь с украинскими националистами против русских, мы бы укрепили более слабого врага в борьбе с более сильным.

Противостояние украинскому гражданскому национализму неизбежно по мере развития классовой борьбы, поскольку национализм постулирует единство интересов пролетариата и буржуазии. При этом противостояние этническому национализму и расизму является необходимостью для каждого человека, независимо от его классовой позиции, поскольку они угрожают не только правам и свободам национальных меньшинств, но и правам и свободам как таковым (угнетение меньшинств всегда отражается на положении большинства). В данный момент в Украине подобные националистические и расистские силы имеют невысокий уровень общественных симпатий (ниже, чем у КПУ до Майдана), однако не стоит их недооценивать.

То же самое справедливо и по отношению к русскому национализму, помогающему насаждать полицейщину, диктатуру и мракобесие по обе стороны фронта.

Против национализма – ложного единства трудящихся и эксплуататоров!
Против этницизма и расизма!
Против имперской экспансии!
За интернациональную солидарность трудящихся и социальную революцию!

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви