Автономна спілка трудящих | Автономный Союз Трудящихся | Autonomous Worker's Union

Синдикализм: мифы и реальность

Липень 05, 00:58, 2011

Гамбоне Л. (Gambone L.)

“Синдикализм умер после Первой Мировой войны. Синдикализм прекратил существование как революционное движение к 1910 году. Синдикализму был положен конец благодаря усилиям Франко во время гражданской войны в Испании. Синдикализм был примитивным ранним движением, которое развилось в современное социал-демократическое профсоюзное движение. Примерно так академические историки рабочего движения скажут Вам про синдикализм. Цель этой брошюры состоит в том, чтобы показать, что все эти концепции – мифы”.

МИФЫ СИНДИКАЛИЗМА

Прежде, чем идти дальше, сначала необходимо дать определение синдикализму. Во Франции, где и возник данный термин, синдикализма означает простое профсоюзное движение и не имеет никакого особенного радикального или анархического подтекста. Французские специалисты отсылают к либертарному синдикализму, революционному синдикализму или анархо-синдикализму, отличая радикальное течение от традиционного профсоюзного движения.

В этой брошюре используется термин в его английском смысле – либертарное профсоюзное движение – профсоюзы, делающие акцент на прямое действие, а не парламентаризм и сотрудничество с администрацией. Прямая демократия и максимум автономии на местах также характерны для повседневной жизнь синдикалистских организаций. В то время как все синдикалисты разделяют эти положения, они разделены идеологически. Те, кто называет себя анархо-синдикалистами, вдохновлены анархистскими теоретиками. Те же, кто выводит свои взгляды из либертарного марксизма, обычно называются революционными синдикалистами. Есть также расхождение в мнениях относительно насилия и революции, что выражается в различных направлениях от сторонников повстанческих действий (инсургенты) до умеренных последователей П. Ж. Прудона.

ЗОЛОТОЙ ВЕК СИНДИКАЛИЗМА

Подчас встречающееся официальное мнение что синдикализм процветал в годы до Первой Мировой войны. Это миф, но как и во всяком мифе, в нем есть определенная доля правды. В течение первого десятилетия 20-го столетия та форма синдикализма, что исходила из идеи о повстанческом насилии, доминировала в ряде стран. К 1910 году эта тенденция выдохлась и сохранила влияние только в Испании. В Северной Америке и Северной Европе инсургенты никогда не имели влиянием.

У профсоюзов нигде не было особо больших организаций. Членство  было небольшим и постоянно колебалось. У CGT, в котором было 360.000 заявленных членов в 1910 году, возможно, четыре года спустя было уже только 6.000. К 1913 году канадский IWW почти прекратил свое существование.

(Членство накануне Первой Мировой войны)

Профсоюз …………… Год ………… Количество членов
FORA (Аргентина) ………. 1911………… 70.000
CGT (Франция)…….. 1910………… 360.000
IWW (Канада)…….. 1910………… 9.000
USI (Италия)……… 1912………… 80.000
IWW (США)……….. 1912………… 18.400
CNT (Испания)……… 1911…………. 50.000

Эти данные – заниженные, поскольку они не включают британское движение(1). Однако, далеко это дадеко не Золотой Век это был период формирования.

ПОСЛЕВОЕННЫЙ СИНДИКАЛИЗМ

Первая Мировая война пагубно сказалась на синдикализме. Профсоюзы раскалываются на провоенные и антивоенные фракции, и в некоторых странах, таких как Канада, и Соединенные Штаты синдикалистские организации были запрещены и преследовались. Однако движение вышло из войны более сильным чем когда-либо. Больше чем два миллиона рабочих присоединились к CGT в 1919 году, а в итальянском USI было приблизительно 500.000 членов. Профсоюзы быстро росли и синдикализм распространялся по всей Латинской Америке и Восточной Европе.

(Членство в 1922)

Профсоюз……………Год…………Количество членов
FORA…………Аргентина…….200.000
FORA IX………Аргентина…….70.000
CGT…………. Франция………. 600.000
OBU…………. Канада………. 41.000
IWW…………. США…………. 40.000
CNT…………. Испания……….. 500.000
IWW…………. Чили……….. 20.000
FAU…………. Германия……… 120.000
NAS…………. Голландия………. 22.500
CGT…………. Мексика……….. 30.000
CGT…………. Португалия…….. 150.000
FORU………… Уругвай………. 25.000

Для некоторых профсоюзов, таких как CGT и USI тот году явился кульминацией их могущества, поскольку первая потом расколась на две фракции, а последний был сокрушен фашистами. Большевики также разрушили расцветающее российское синдикалистское движение. Но для остальной части мира начало 1920-х было одним из пиков развития синдикализма.

Статистические данные по австралийскому и бразильскому движениям являются фрагментарными и неубедительными, но все же большинство австралийских рабочих было членами Одного Большого Союза, а бразильское анархо-синдикалистское движение было достаточно сильно, чтобы издавать ежедневную газету. Были также федерации во всех Южных и центральноамериканских странах, равно как и в Восточной Европе. К тому же многие синдикалисты остались за пределами федераций в независимых профсоюзах. Другие,  как в Великобритании, создавали радикальные фракции в пределах социал-демократических профсоюзов.

Пара слов о расколе французского CGT. Приблизительно в это время, революционеры в пределах федерации были вытеснены и сформировали CGT-U, имевший столько же членов что и старый CGT. CGT-U, однако, управлялся коммунистами и следовательно не может считаться синдикалистским, даже при том, что много бойцов оставались преданными основам. В течение двух лет анархистская фракция CGT-U заполучила многих из их ленинистских “союзников” и откололась, чтобы сформировать третий CGT, Революционно-Социалистический CGT. Старый CGT, после избавления от революционной фракции, выбирал не социал-демократию, но прудонизм. Следовательно, это все еще представляло форму синдикализма, хотя и весьма умеренную.

1922 год также отмечен формированием синдикалистского Интернационала, Международной Ассоциации Трудящихся [МАТ], которая сформировала либертарный противовес коммунистическому и социал-демократическому Интернационалам. Большинство национальных федераций присоединилось [к МАТ], за исключением движения OBU, североамериканского IWW и прудонистского CGT.

СИНДИКАЛИЗМ И ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ

С началом Великой Депрессии синдикалистское движение потеряло значительную часть своего влияния и многих членов. Аргентинская FORA в 1931 году, были подавлены вооруженными силами, чтобы так никогда и не возвратить своего значения . Чилийский IWW был полностью разбит диктатурой Ибанеса. (Однако был воссоздан под другим названием через несколько лет), мексиканские CGT раскалываются на части. Испанский CNT застаивался вследствие обескровливания, осуществленного спонсируемыми работодателями вооруженными головорезами (pistoleros) и диктатурой Примо де Ревера. Однако социал-демократические профсоюзы находились не в лучшем состоянии. (В Великобритании у TUC было 6,5 миллионов членов в 1919 году и только 3,7 миллиона в 1928 году.) Подобная ситуация была в большинстве стран.

На протяжении 1930-х ситуация для синдикализма ухудшалась. Немецкое движение было ликвидировано нацистами, а лево-правой комбинацией сталинистов и фалангистов была разгромлена испанская CNT в 1938-39 годах. (У CNT было больше чем два миллиона членов в 1936 году). Салазар уничтожил португальское движение. Бразильские синдикалисты испытывали сильные удары режима Варгаса. Французский прудонистский CGT совершил ошибку объединившись с коммунистическим CGTU, и  был проглочен сталинистами так же, как революционные анархисты были поглощены пятнадцатью годами ранее.

(Членство в 1930)

Профсоюз……………Год…………Количество членов
FORA……………. Аргентина………… 100.000
CGT-SR……………France………….. 10.000
CGT……………… Франция………….. 750.000
OBU……………… Канада………….. 24.000
IWW……………… Канада………….. 4.000
IWW……………… США…………….. 24.000
CNT……………… Испания…………… 500.000
FAU……………… Германия…………. 50.000
CGT……………… Мексика………….. 80.000
SAC……………… Швеция………….. 35.000

Следующий список недооценивает синдикалистские силы в период после 1939 года. Голландский NAS все еще существовал, кубинские синдикалисты сумели пережить диктатуру Мачадо и были главной силой на острове. Во Франции приблизительно 280.000 рабочих были зарегистрированы в профсоюзах, в которых доминировали революционные синдикалисты – несмотря на усилия коммунистов. Синдикализм сохранял влияние в Чили, Боливии и других латиноамериканских странах. Но во всем мире движение было смертельно ослаблено.

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И ПОСЛЕВОЕННАЯ ЭРА

После Второй Мировой войны из борьбы трудящихся наибольшую выгоду извлек сталинизм. Страны, освобожденные от фашизма, не возвращаются к синдикалистским профсоюзам. Те, что действительно воссоздавались, были всего лишь тенями прошлого. У IWW был краткий и незначительный ренессанс только, чтобы потерять все к 1950 году. Во Франции старый откол прудонистов от сталинистского CGT в 1947 году, сформировали Force Ouvrier, но лишь при большой доле воображения данный профсоюз мог считаться синдикалистским, хотя и придерживался некоторых идеи синдикализма. Но даже это они потеряли бы в своем развитии.

В 1956 году канадский OBU присоединился к AFL-CIO доминировавшей над канадским лейбористским Конгрессом. Четыре года спустя режим Кастро прикончил кубинских синдикалистов – что ни Мачадо, ни режимы Батисты не были в состоянии сделать. Последними функционирующими профсоюзами был шведский SAC и голландский OVB. Возможно некоторые профсоюзы оставались в Латинской Америке, наиболее вероятно в Чили и Боливии. В остальной части мира синдикалисты были уменьшены до крошечного фракций или стареющих остатков некогда великих организаций.

ПРИМИТИВНЫЕ УТОПИСТЫ?

Историки рабочего движения высказывают точку зрения, что синдикалисты были горячими, непрактичными хилиастами. Один из лучших примеров этой тенденции – “Практические Революционеры” (“The Practical Revolutionaries”) Барбары Митчелл, анализ французского анархо-синдикализма. Профессор Митчелл показывает, как большинство версий синдикализма было испорчено враждебным марксистским уклоном и что синдикалисты были далеки от того, чтобы быть дремучими утопистами. Французские профсоюзные активисты были чрезвычайно практичны.

Лозунг “Революция немедленно или ничего” имел мало приверженцев, расцениваемых как “фанатики”, и это были главным образом интеллектуалы. (Примером служит Жорж Сорель, который не имел почти никакого влияние членов [профсоюзов]).

Синдикализм рос из истории, потребностей и стремлений рабочих и не был рядом идей, занесенных извне интеллектуальной элитой. Бойцы особенно не интересовались философией или идеологией, но искали практичные средства улучшить долю рабочего класса. Это было лучше всего достигнуть посредством прямого действия. Это имело мало общего с насилием и было способом объединить рабочих, которые иначе будут разделены по профессиям или убеждениям. Рабочие, будь то католики или атеисты, социалисты или республиканцы, имели тенденцию объединяться вокруг практических дел, таких как создание кооператива, присоединение к бойкоту или поддержка профсоюза, тогда как в противном случае они будут разделены в зависимости от идеологии или партийной принадлежности.

Прямое действие также делало немедленные изменения возможными, поскольку синдикалисты никогда не делали ошибку разделения реформы и революции на два изолированных направления. В отличие от парламентских реформ, которые уполномочивали государство, прямое действие уполномочивало рабочих, и поэтому каждое успешное действие походило на небольшую революцию.

ПОЧЕМУ СИНДИКАЛИЗМ ПРИШЕЛ В УПАДОК

Упадок синдикализма не связанс с развитием от “примитивизма” к “осмысленному”  профсоюзному движению. Главные причины его поражения были внешними. Коммунисты, фашистские и военные диктатуры сокрушили движения в Аргентине, Бразилии, России, Германии, Италии, Болгарии, Испании и Португалии. Правительственные репрессии также сыграли роль в ослаблении чилийского и американского IWW, мексиканского CGT. Важно указать на то, что синдикалистские профсоюзы, которые выжили в 1950-е сделали это только в странах с демократическими правительствами – таких как Голландия, Швеция и Канада. Тирания убила синдикализм (прим. редактора: тем не менее, синдикализм еще не вполне мертв).

Второй причиной послужила коммунистическая партия. Она попыталось или разрушить или одурачить синдикалистские профсоюзы, результатом чего было ослабление этих организаций. Всюду коммунисты  вредили синдикализму. Некоторые профсоюзы испытывали на себе больше чем другие. Во Франции CGT был расколот, благодаря их [красным] махинациям, в Бразилии они использовали штрейкбрехерство и насилие против анархистов. Двуличная роль коммунистов [сталинистов] в Испании известна.

В странах, где синдикалисты были фракцией меньшинства в рабочем движении, консервативные профсоюзы были основным источником препятствий. Это особенно верно для Канады и Соединенных Штатов, где A.F. L. работал, чтобы разрушить Один Большой Союз и IWW. Австралийский OBU нашел камень преткновения в лице правого (и расистского) Австралийского Союза Рабочих (Australian Workers Union).

Другой фактор; все профсоюзы, синдикалистские, коммунистические, и социал-демократические, потерпели главные поражения в 1920-х и в начале 1930-х. Упадок синдикализма было частью общей тенденции, которая поразила все профсоюзы. Работодатели и препятствия со стороны правительства играли в этом главную роль, но были и другие причины. Одной из них был упадок старых отраслей промышленности, таких как горная промышленность – главная область профсоюзной поддержки. Кроме того, имело место продолжающееся снижение квалифицированных отраслей и упадок цеховых профсоюзов. Рабочие-мигранты, от которых в значительной степени зависел IWW, были заменены постоянной и устойчивой рабочей силой. Развивались новые отрасли промышленности (автомобилестроение и электроника), [работники] которых не были объединены в профсоюзы. Рабочий класс рос численно, но профсоюзы были неспособны организовать их. Экономика подвергалась изменениям, делая устаревшими профсоюзы основанные на старой экономике. Почти как и сегодня, можно было бы добавить.

Ситуация изменилась в конце 1930-х. Профсоюзы были сформированы в отраслях массового промышленного производства и вскоре рабочее движение стабилизировалось, а затем превзошло росту членов 1920-х в Канаде, США и Франции.

Вопрос должен ставиться о том, почему синдикалисты не были в состоянии использовать в своих интересах это новое движение и восстановить себя как главную силу. Вобблис конечно играл роль в автомобильной промышленности до того как выйти из CIO. Они подготовили путь и даже начали первую сидячую забастовку. (Возможно французские анархо-синдикалисты имели подобную роль.)

У коммунистов к тому времени были организация и кадры, чтобы управлять новым движением и гораздо больше  чем у синдикалистов. Был также фактор поколений. Лидеры синдикалистов были среднего возраста мужчинами и женщинами, которые участвовали в своих главных боях лет за 15 – 20 до этого. Коммунисты “были представлены молодежью”. Они могли также указать на их “успешную революцию”, то есть на то, на что анархисты не могли [указать]. Анархо-синдикализм считали “старой шляпой” и он не выглядел столь же динамичной силой как сталинизм.

Проблемы синдикализма имели также и внутреннее происхождение. Одна из самых важных была сектантством. Фракции возникали, стремился доминировать над движением и осуждали конкурентов в нетерпимых и часто резких формулировках. IWW,  после выздоровления от коммунистов, был расколот таким спором в середине 1920-х. Когда-то аргентинское движение было представлено несколькими группами, претендующими на одно и то же названия. Испанская CNT была полна фракций. Единственный успех этих сектантских сражений состоял в том, что движение ослабело.

В каждой стране, кроме Великобритании, фермеры составляли, по крайней мере 30 % населения. Успешное массовое движение должно было бы включать этот сектор. Однако, синдикалисты настаивали на коллективизации земли. В странах с длинной историей общинного сельского хозяйства, таких как Испания или Украина, такая политика не встречала препятствий. Однако, во Франции или Америке, где индивидуальная собственность была традиционной, пропаганда синдикалистов, ясное дело встречалась с враждебностью со стороны фермеров.

Отношения к религии вызвали много проблем. В большинстве католических стран синдикалисты были воинственными антиклерикалами и атеистами. Это фактически гарантировало им статус меньшинства. Вместо того, чтобы откалывать католических рабочих от иерархии, синдикалисты раскалывали рабочих на религиозных и антирелигиозных.

Трагические результаты антиклерикализма лучше всего демонстрируются мексиканской Революцией. Синдикалисты были сильной фракцией в Мехико. Сапата и его крестьянские анархисты окружили столицу. Вместо того, чтобы действовать сообща с сапатистами, синдикалисты помогли вооруженным силам в изгнании их. Причина? Они несли иконы Девы Марии и были поэтому “реакционерами”. Анархо-синдикализм пострадал от проблемы хождения не в ногу с историей. Централизация политической власти и экономической мощи была подавляющей тенденцией в начале 20-го столетия. Сциентизм провозгласил правление экспертов, и простых людей считали некомпетентными, чтобы управлять их собственными делами. Общество было “слишком сложно”, чтобы остаться децентрализованным, уже не говоря о потворстве самоуправлению. Марксизм-ленинизм и фашизм были только самыми зверскими аспектами этой милитаристской тенденции. Анархо-синдикализм являл собой полную противоположность генеральному потоку истории. Удивляться не приходится тому, что он был подавлен.

БУДУЩЕЕ СИНДИКАЛИЗМА?

Хотя синдикалистские профсоюзы были к 1960-м годам в их наиболее упадочном состоянии, как это ни парадоксально, ко многим из их идей относились серьезно впервые с 1920-х. Понятия, заимствованные из синдикализма, прямое действие и рабочее самоуправление, активно использовались в рабочем движении. Несколько национальных федераций, таких как CSN Квебека и французский CFTD приняли эти понятия.

(Членство в 1987)

Профсоюз……………Год…………Количество членов
CNT-AIT………… Испания……………. 63.000
CNT-U(2)………….. Испания……………. 11.000
SAC……………. Швеция…………… 15.000
IWW……………. США……………… 500(3)
COB……………. Бразилия…………… 500
OVB……………. Голландия………….. 10.000
CNT-F(4)………….. Франция…………… 500(5)

У относительного роста популярности синдикализма было несколько причин. Одной из них было снижение сталинистского влияния и антиавторитарные настроения среди молодежи. Но нельзя обесценить работу анархистских бойцов, которые, хотя и в не большом числе, эффективно продвигали рабочий контроль. Это особенно верно применительно к Великобритании и Франции в начале 1960-х.

Более жесткая экономическая обстановка 1970-х и 80-х, кажется, уменьшила энтузиазм по поводу синдикализма. Рабочее самоуправление, было оставлено CFTD в 1974. Движение Солидарность в Польше включило многое из идей синдикалистов, но большая часть из этого была с тех пор потеряна. Тем временем, демократизация в Испании после смерти Франко наблюдала возрождение CNT, которая кратко дала надежду на возвращение традиционным синдикализмом утраченных позиций. В 1979 в ней было 300.000 членов, но в течение двух лет большинство из них было потеряно, и CNT стоял перед серьезной фракционной борьбой. Со спадом 1990-х численность испанских синдикалистов вероятно ниже чем в 1987(6).

Крах сталинизма дал приток деятельности синдикалистов в Восточной Европе, но это все было ограничено небольшими группами. Все рассматриваемые вещи не были никаким реальным возрождением синдикалистских профсоюзов начиная с низшей точки упадка 1960-х. Эти группы остаются небольшой частью профсоюзного движения(7).

Таким образом, оживление традиционного синдикализма (то есть самостоятельных профсоюзов) кажется маловероятной перспективой будущего. Но это не означает, что многие идеи синдикалистов не будут оказывать влияние. Последнее экономическое развитие может сделать это возможным.

Консультанты по вопросам управления теперь говорят о ключе к производительности, лежащей в уполномочивании рабочей силы – предоставление рабочим реального голоса и интерес к месту работы. Однако, большинство тех немногих отраслей промышленности, где полномочие – действительность, является теми, в которых профсоюзы стремились к нему. Полномочие – слишком радикальный шаг (и слишком угрожающий) для большинства менеджеров, чтобы продолжать и поэтому (как всегда), за демократизацию нужно бороться снизу.

Весьма взаимозависимые мировые проблемы больше не могут рассматриваться изолированно. Профсоюзы не могут продолжить заимствовать позиции прошлого, которое противопоставляет одну группу против другой. Должна развиться всеобъемлющая солидарность, чтобы победить совокупность социальных, экономических и экологических проблем.

Упадок государства делает необходимым оживление понятий прямого действия и взаимопомощи. Без материнской опеки государства, делавшее это для нас, мы должны создать наше собственное социальное обеспечение через взаимные благотворительные организации.

Глобализация капитала угрожает местным отраслям промышленности. Нужно найти путь, который удержит капитал дома и сохранит рабочие места и сообщества, которые зависят от них. Протекционизм и нежелателен и неосуществим. Но рабочая собственность или кооперативы рабочих – [реальная] альтернатива.

Чтобы сделать существующие профсоюзы (и другие общественные группы) более эффективными, необходимо оказывать непрерывное давление, чтобы преодолеть бюрократизацию. Лучше всего это делать, принимая принципы прямой демократии – делегаты с правом немедленного отзыва [принцип императивного мандата], минимум оплачиваемых функционеров(8) и автономия местных единиц.

Так же есть шанс, что может возникнуть новая форма синдикализма. Современная экономика основанная на знаниях зависит от высокообразованной рабочей силы. Такие люди не легко принимают иерархию и авторитаризм, будь то на работе или в профсоюзе. В результате распространились маленькие, местные и прямо управляемые “профессиональные ассоциации”. Под воздействием событий они легко могут быть вынуждены объединиться, но кажется маловероятным, что такое единство произошло бы в иерархической форме или создало бы прослойку высокооплачиваемых бюрократов. Эти ассоциации могут также стать силой для рабочего контроля и дебюрократизации.

Современная экономика также создает существенные изменения в том, как выполняется работа. Впервые за 200 лет рабочий класс уменьшается в числе и заменяется самозанятыми работниками(9). Это – результат [появления] персонального компьютера для работы, которая когда-то должна была выполняться в офисе, а теперь может быть поручаться людям, работающим у себя дома. Мы наблюдаем возвращение ремесленника, в кибернетической форме. Чтобы избежать возможной эксплуатации, они будут вынуждены объединить и практиковать взаимопомощь. Кроме того, Интернет предаст “Одному Большому Союзу” новое значение.

Старый синдикализм являл собой полную противоположность генеральному потоку истории. Сегодня, поток бежит в противоположном направлении – к децентрализации и ослаблению государства. Учитывая эти кардинальные изменения, многие из идей старых синдикалистов могут, наконец, найти свою реализацию в ближайшем столетии.

Примечания:

(1) Британское движение – пример трудностей, с которыми сталкиваются, пытаясь собрать статистику о силе синдикалиссов. (Британские синдикалисты работали в пределах сложившихся [официальных] профсоюзов). Однако они были ответственны за формирование движения шопстюардов, движения шахтеров Южного Уэльса и Дублинской Всеобщей забастовки 1913 года.

(2) В 1979 испанская CNT раскололась на две основные фракции CNT-AIT и CNT-U. Причиной раскола было отношение к участию в выборах в рабочие комитеты предприятий. CNT-AIT являются противниками данных действий, так как по их мнению: “Благодаря комитетам предприятий и делегатам, профсоюзная бюрократия, связанная через политические партии с предпринимателями и правительствами, заключают договоренности, которые не могут обсуждаться. Комитеты предприятий приобретают исключительный характер на фабрике или в учреждении. Выборы в комитеты предприятий также способствуют выходу из профсоюзов: трудящийся довольствуется легким решением – избрать делегата вместо того, чтобы участвовать в профсоюзной деятельности. Тем более, что трудящийся не может призвать таинственного профделегата к ответу”. (http://www.kras.fatal.ru/OpytCNT1.htm)

После судебного разбирательства в 1989 году CNT-U сменила название на Confederación General del Trabajo (CGT). (прим. пер.)

(3) В IWW сейчас официально входит несколько тысяч человек. (http://www.avtonom.org/index.php?nid=2030) Тут только необходимо иметь в виду, что IWW – это все-таки революционно-синдикалистская профсоюзная организация, а не анархо-синдикалистская – в нее могут входить члены политических партий и при этом занимать ответственные посты вплоть до генерального секретаря. (прим. пер.)

(4) Во Франции созданная в 1946 году CNT претерпела несколько расколов (1977 и 1993). В результате во Франции есть две основные CNT (но есть и еще отколы – гораздо менее заметные) – CNT-AIT (входящие в анархо-синдикалистский Интернационал) и CNT-F (исключенные из Интернационала). Причины последнего раскола, создавшего современное деление на CNT-F и CNT-AIT примерно те же, что и причины раскола в Испании на CNT-AIT и CNT-U (CGT). (прим. пер.)

(5) На начало 2009 года официально в CNT-F числится около 4.000 человек (согласно французской [url=”http://fr.wikipedia.org/wiki/Conf%C3%A9d%C3%A9ration_nationale_du_travail_(France)”]Википедии[/url]), а в CNT-AIT насколько известно – несколько сотен человек. (прим. пер.)

(6) К 2009 году ситуация серьезно изменилась. Если в 1987 в CNT-U (CGT) состояло 11.000 человек, а в CNT-AIT – 63.000, то сейчас картина диаметрально изменилась: в 2009 году в CGT официально числится порядка 60.000 членов, а в CNT-AIT – около 12.000. При этом стоит отметить, что CNT-AIT имела несколько лет назад гораздо меньшую численность (в начале 2000-х в этой профсоюзной организации числилось примерно вдвое меньше членов нежели сегодня). Кроме того, примечательный факт – на первомайские демонстрации и CNT-AIT и CGT выводят примерно одинаковое количество человек, судя по отчетам на их основных сайтах (CGT выводит несколько большее количество людей). (прим. пер.)

(7) Количество анархо-синдикалистских профсоюзных организаций сегодня больше, чем в приведенном списке за 1087 год. Кроме них можно отметить: FAU (Германия) – около 300 членов, FORA-AIT (Аргентина) – несколько десятков человек, SF-IWA (Великобритания) и др. (см. – [url=”http://en.wikipedia.org/wiki/Anarcho-syndicalism”]Википедия[/url]). (прим. пер.)

(8) В общем-то, по возможности лучше вообще без оплачиваемых функционеров, а не при их “минимуме”. (прим. пер.)

(9) Это применительно все таки к странам промышленно развитым Первого мира стоящим на пороге информационного общества. Применительно же к странам Второго и Третьего миров этого сказать нельзя. (прим. пер.)

БИБЛИОГРАФИЯ:

Статистические данные взяты отсюда:
1. Bercuson, David, Fools And Wisemen
2. Canadian Labour Cazette, 1931, 1940
3. Dulles, John W., Anarchists And Communists In Brazil
4. Ehrmann, H.W., Fr. Labor From Popular Front To Liberation
5. Horowitz, Daniel, The Italian Labor Movement
6. Ideas And Action No. 5, 6, What Is The IWA?
7. Jewell, Gary, History of lWW In Canada
8. Munck Ronaldo, Argentina, From Anarchism To Peronism
9. Rocker, Rudof, Anarchism And Anarcho-Syndicalism
10. Saposs, D.J., Labor Movement In Post-War France
11. Simon, Fanny, “Anarcho-syndicahsm In S. America”, Hispanic His-torical Review, Feb. 1946
12. Stearns, Peter, Rev. Syndicalism And Fr Labor
13. Tamarin D., The Argentine Labor Movement
14. Thompson Fred, The IWW, Its First 70 Years

http://www.anarchosyndicalism.net/archive/display/181/index.php

Перевел К. С. Бессмертный

Перевод – май 2009

http://zhurnal.lib.ru/k/k_s_b/sindikalizmmifyirealxnostx.shtml

ссылки по теме:

Створено синдикалістську профспілку – Автономна спілка трудящих

Організація без партії

Революция синдикалистов

Классы, эксплуатация, классовая борьба

Алексей Боровой. Социальная философия революционного синдикализма

Related Articles

1 Comment

  1. lyubitel
    lyubitel Лютий 10, 19:14

    Вам наверное будет интересно, тут в интернете недавно появился перевод на русский, американского фильма “Вобблис” (1979) о революционнаом американском профсоюзе “Индустриальные рабочие мира.”
    http://www.youtube.com/watch?v=ZepSZFTQUQ8&yt:cc=on

    [youtube http://www.youtube.com/watch?v=ZepSZFTQUQ8?rel=0&cc_load_policy=1&w=420&h=315

    Reply to this comment

Write a Comment

Коментувати

Підписатися

Підписатися по e-Mail

Архіви